Дегучай, Литва | Портреты уходящих деревень

Литва, в поселок Дегучай. Сейчас здесь живут около 200 человек, среди них — Гедиминас Каирис и его жена Рита. Они приехали в Дегучай ненадолго, а остались навсегда. Гедиминас и Рита поделились с нами секретами традиционной резьбы по дереву, вкусных цеппелинов и крепкой семьи.

Спруги, Латвия | Портреты уходящих деревень

Мы снова в Латвии, в 250 километрах от Риги, в деревне Спруги. В 2021 году здесь живет всего 7 человек. Один из них — кузнец Юрис Япиньш. Он живет втроем с дочерью и собакой и уверен, что каждый — сам кузнец своего счастья. Юрис рассказывает нам о секретах своей, такой редкой в наши дни, профессии и о том, почему не уезжает в город.

Кщева, Латвия | Портреты уходящих деревень

Деревня Кщева, что находится в 20-ти километрах от Даугавпилса. В 2000 году в деревне жили 48 человек, а сейчас всего 18. Механизатор Тарасий Федотов проработал всю жизнь в родной деревне. Он застал Улманиса, войну и коллективизацию. Сегодня он по-прежнему живет и работает в Кщеве и рассказывает непростую историю этих мест.

Иедзени, Латвия | Портреты уходящих деревень | 2 серия

Когда-то в Видземе, в 6-ти километрах от Мадоны был настоящий центр притяжения всей округи: художники проводили свои выставки, музыканты давали концерты в здании, построенном по проекту архитекторов театра Дайлес: селекционная станция Иедзени была знаменита не только своими уникальными сортами яблонь, но и богатой культурной жизнью. Майя Галиня, работавшая на станции старшим лаборантом, рассказывает историю станции — от процветания до упадка.

Портреты уходящих деревень: село Граверы – Латвия

Мы отправились в Латгалию, в село Граверы, расположенное в 240 км от Риги. В 2000 году в Граверах жило 288 человек, а в 2021 — всего 127. Местная жительница Вика Эксте, художница и фотограф, снимает фотопроект о родных местах и рассказывает нам, чем живет село сегодня.

Что известно о производителях вакцины от коронавируса

Гонка вакцин от коронавируса в самом разгаре. Всего, по данным ВОЗ, сейчас в мире разрабатывается около 200 вакцин, несколько фармацевтических компаний объявили об успешных испытаниях, а Великобритания и Россия уже начали вакцинацию от #COVID_19. Мы собрали всю информацию об основных производителях и выяснили, чем отличаются вакцины, как они разрабатываются и как работают. Материал подготовили наши колеги из Новой Газеты – Балтия.

Путешествие офицера Мишки Зубова из Вильно в Вильнюс. “Записки из прошлого. 1939-2020”

Все кажется очень простым: 1939 год, лейтенант Красной армии Михаил Зубов расквартировался в Вильнюсе. Наслаждаясь благами капиталистического быта, он строчит свой дневник, посвятив его кумиру, товарищу Сталину. Это придуманная история офицера Красной армии Михаила Зубова. Придумал Мишку вполне реальный польский писатель Сергей Пясецкий. Биография автора – на отдельный фильм с авантюрным сюжетом: политический публицист, офицер разведки, солдат Армии Крайовой, осужденный за убийство…

Большой праздник для маленьких детей

Заждались хороших новостей? Их у нас есть! Рассказываем и показываем о том как волонтеры и ребята из организации “Paramos sfera” собирали подарки и устроили праздник для детей. И хотя праздник из-за карантина, получился немного виртуальным, но подарки к радости детей были самыми настоящими!радости детей были самыми настоящими!

“Его же надо вынянчить, словно ребенка”: хлеб из русской печи. Михново. День седьмой

В михновской пекарне есть и производственные тестомесы (еще с совхозных времен), и духовка Siemens, и электрическая плита. Но сегодня Мария печет ржаной хлеб в настоящей русской печи, которая здесь соседствует со всеми современными приборами. Дело это гораздо более хлопотное и трудоемкое: пока печь нагревается, за ней надо внимательно следить и не отвлекаться на разговоры.

Михново. День шестой. Технологии на монастырском уровне. Как прокормить общину, не забыв про молитву

Одна из важных особенностей михновской общины – самодостаточное хозяйство. Изначально – дворянское поместье, в межвоенные годы – три участка (Михново, Гай и Кроша) в рамках одной общины, в советское время – колхоз. А сегодня – большое фермерское хозяйство, с той только разницей, что в нем совершенно нет коммерческого начала. Зато на столе – почти все свои продукты.