Инга Крейвенайте: “Ромы до конца не чувствуют в Литве себя в безопасности”

“Мне кажется, что ромы до конца не чувствуют в Литве себя в безопасности. Это очень заметно в разговорах с детьми, жизнь в Великобритании кажется им идеальной. Когда я спрашиваю почему они так думают, они отвечают: “В Англии легко найти работу – это раз. А два то, что в Англии никому не интересно, какой у тебя цвет кожи, там важно, что и как ты делаешь”, – рассказывает Инга Крейвенайте, главой организации “Padėk pritapti”, которая работает и с ромами, и с детьми из ромских семей.

Inga Kreivėnaitė: Wielu Romom podczas kwarantanny brakło pieniędzy na żywność

Ludziom naprawdę zaczęło brakować żywności, nie mieli możliwości ją nabyć. Proszę wyobrazić: izolacja w domu, matka, ojciec i sześciorga, siedmiorga dzieci. Dzieci nie mają co zjeść, w normalnych warunkach mogły zjeść bezpłatny obiad w szkole. Teraz na bezpłatny obiad liczyć nie ma co, pieniędzy na jedzenie zaczyna brakować. Zwróciliśmy się o pomóc do „Banku Żywności” i dostarczaliśmy Romom produkty spożywcze.

Айсте Улубей: период карантина был очень тяжелым для мигрантов и их семей

Семьям, которые мигрировали в Литву с детьми приходится нелегко. Самая тяжелая ситуация у одиноких женщин, которые приехали в Литву вместе с детьми. Нужно прилагать дополнительные усилия для интеграции, появляются вызовы, связанные с учебой. С другой стороны, тем семьям в которых несколько или больше детей, тоже приходится нелегко, но и здесь нужно понимать, что, например мигрантам из Беларуси или Украины интегрироваться в общество намного легче, чем для многодетной семьи крестьян из Сирии.

Стела Римова: Коронавирус угроза онкобольным

Как пандемия коронавируса и карантин повлияли на твою жизнь?

В самом начале моей болезни, когда у меня было депрессивное состояние я закрылась в себе и сидела дома. Я не хотела ни с кем ни общаться, ни выходить. Карантин из-за коронавируса напомнил мне то время, мне сейчас снова никуда не хочется идти, не хочется ничего организовывать, но я понимаю, что так не должно быть, надо снова возвращаться в социальную жизнь.

Анна Голубь: в Литве я чувствую себя свободной

В Литве многое иначе чем в Украине, мне лично кажется, что это обуславливают исторические факторы. Все-таки Литва находилась под оккупацией Советского Союза гораздо меньше времени, чем Украина и поэтому здесь сохранилось гораздо больше национального самосознания, чем в Украине. Часть Украины, в которой я прожила, находилась под советской оккупацией семьдесят лет и за это время Советы смогли причинить ей и ее жителям огромный вред в ментальном смысле.

Таджики: “Литва стала вторым домом, но мы мечтаем вернуться на родину”

Литву не принято причислять к моноэтническим государствам, даже несмотря на то, что подавляющее большинство населения составляют литовцы. Страна с давних времен была открыта для всех конфессий и национальностей, и национальные меньшинства были неотъемлемой частью ее общества. Самыми крупными их представителями на сегодняшний день являются поляки, украинцы, белорусы и русские. Однако есть в Литве и множество гораздо более малочисленных общин и диаспор.
К числу таких относятся таджики, которые появились здесь не так давно и на сегодня насчитывают несколько сотен человек. Корреспондент DELFI пообщался с лидерами таджикской общины в Литве и попытался разобраться в причинах, побуждающих их ехать сюда и в том, как происходит их адаптация на новом месте.