Ирина: переехала в Литву из России и не жалеет!

В Литву Ирина переехала из России несколько лет назад. Причина переезда, по ее словам, самая прозаическая – любовь. С Андрюсом, своим будущим мужем литовцем, она познакомилась по интернету, любопытство заставило их встретиться. Со временем эти встречи становились все чаще и чаще и в концы-концов они решили пожениться. С Ириной мы поговорим о том, нужно ли эмигранту учить литовский язык, чтобы стать своим и о том, как относятся к русским в Литве.

Диляра: В Казахстане и России патриархальное общество, в Литве демократическое

Диляра эмигрировала в Литву из Казахстана, чтобы учиться на юридическом факультете вильнюсского университета. С Дилярой мы говорим о том, чем жизнь в Литве отличается от жизни в Казахстане и России, правда ли то, что в Литве живут русофобы, о правах мужчин и женщин в Казахстане и Литве, и о том – легко ли учится в литовском университете.

Евгений Титов, журналист и поэт о бегстве из России, и жизни в Литве

«В эмиграции я понял, что никогда нельзя оставлять человека одного. Не бросайте человека одного – вот главная истина по отношению к эмигрантам. Меня всегда больше всего поддерживало общение с другими людьми», – отмечает он. «Эмигрант должен приехать, выучить язык и стать нормальной частью общества вне зависимости от вероисповедания, национальности», – убежден Евгений.

Юлия Башинова: «Эмиграция в Литву из России была правильным и своевременным шагом»

По словам Юлии, по прошествии шести лет в Литве, жизнь в России уже воспринимается как некое далекое прошлое. «Надо сказать, что я всегда очень не хотела уезжать из России. Я была активной гражданкой, ходила на митинги за честные выборы, в защиту политзаключенных и против ксенофобии. Я хотела сделать жизнь в стране лучше и надеялась, что на это можно влиять», – признается Юлия. Эта уверенность со временем испарилась.

Инга Крейвенайте: “Ромы до конца не чувствуют в Литве себя в безопасности”

“Мне кажется, что ромы до конца не чувствуют в Литве себя в безопасности. Это очень заметно в разговорах с детьми, жизнь в Великобритании кажется им идеальной. Когда я спрашиваю почему они так думают, они отвечают: “В Англии легко найти работу – это раз. А два то, что в Англии никому не интересно, какой у тебя цвет кожи, там важно, что и как ты делаешь”, – рассказывает Инга Крейвенайте, главой организации “Padėk pritapti”, которая работает и с ромами, и с детьми из ромских семей.

Inga Kreivėnaitė: Wielu Romom podczas kwarantanny brakło pieniędzy na żywność

Ludziom naprawdę zaczęło brakować żywności, nie mieli możliwości ją nabyć. Proszę wyobrazić: izolacja w domu, matka, ojciec i sześciorga, siedmiorga dzieci. Dzieci nie mają co zjeść, w normalnych warunkach mogły zjeść bezpłatny obiad w szkole. Teraz na bezpłatny obiad liczyć nie ma co, pieniędzy na jedzenie zaczyna brakować. Zwróciliśmy się o pomóc do „Banku Żywności” i dostarczaliśmy Romom produkty spożywcze.

Айсте Улубей: период карантина был очень тяжелым для мигрантов и их семей

Семьям, которые мигрировали в Литву с детьми приходится нелегко. Самая тяжелая ситуация у одиноких женщин, которые приехали в Литву вместе с детьми. Нужно прилагать дополнительные усилия для интеграции, появляются вызовы, связанные с учебой. С другой стороны, тем семьям в которых несколько или больше детей, тоже приходится нелегко, но и здесь нужно понимать, что, например мигрантам из Беларуси или Украины интегрироваться в общество намного легче, чем для многодетной семьи крестьян из Сирии.

Стела Римова: Коронавирус угроза онкобольным

Как пандемия коронавируса и карантин повлияли на твою жизнь?

В самом начале моей болезни, когда у меня было депрессивное состояние я закрылась в себе и сидела дома. Я не хотела ни с кем ни общаться, ни выходить. Карантин из-за коронавируса напомнил мне то время, мне сейчас снова никуда не хочется идти, не хочется ничего организовывать, но я понимаю, что так не должно быть, надо снова возвращаться в социальную жизнь.