От Тракая до Стокгольма и обратно. Тимур Кобецкий о том, как караиму не закрыться от мира, но и не раствориться в нем

“Я чистокровный караим, без всяких примесей”, – говорит про себя Тимур. Он родился в 1982 году в семье караимов Литвы. Семья изначально из Тракая, но уже бабушка и мама работали в Вильнюсе. Правда, уйдя на пенсию, обе вернулись жить в Тракай. Жена Тимура, Гедре, – на четверть караимка. У них трое детей. Уже почти десять лет семья живет в Стокгольме, где Тимур работает в крупном банке, но старается как можно чаще приезжать в Литву, в Тракай. В один из таких приездов мы погуляли с Тимуром по Тракай и узнали, как он работал “караимом” на яхте, что такое настоящая караимская свадьба и кем себя считают его дети.

На том же месте: кинотеатр «Пионерюс» – все вернулось на круги своя

На улице Наугардуко, а ранее – Партизану, находился когда-то кинотеатр «Пионерюс», который знал, каждый уважающий себя школьник Вильнюса. Репертуар кинотеатра состоял, в основном, из фильмов для детей и подростков. Детей водили туда целыми классами и иногда даже вместо уроков, что только добавляло радостных впечатлений. Поэтому все, кто был школьником 30-40-50 лет назад, прекрасно помнят небольшой уютный зальчик кинотеатра «Пионерюс».

To samo miejsce… Dom Prasy w Wilnie – historia po odzyskaniu przez Litwę niepodległości

37 lat pozostaje symbolem mediów na Litwie, łączył i nadal łączy polskie, litewskie i rosyjskie media. W 1991 roku, gdy kraj dążył do niepodległości został zaatakowany i przejęty przez sowieckich żołnierzy. Dom Prasy w Wilnie jest świadkiem najnowszej historii litewskiej stolicy, łączy ludzi i czasy współczesne i te, gdy Litwa była jeszcze sowiecką. O tym, jak się zmienili Polacy, polskie media i… Dom Prasy rozmawiamy ze Zbigniewem Balcewiczem, redaktorem naczelnym „Czerwonego Sztandaru” i następnie „Kuriera Wileńskiego”, oraz Renatą Widtmann, redaktorem radia „Znad Wilii”, znaną polską dziennikarką na Litwie.

На том же месте… Институт биотехнологии в Вильнюсе – 30 лет истории после независимости Литвы

Этот сюжет из серии «На том же месте…» не вполне типичен. Обычно наш рассказ привязан к конкретному зданию и его истории с советских времен до наших дней. В данном случае речь пойдет об учреждении, которое меняло свой адрес, но при этом успешно пережило все исторические трансформации и продолжает деятельность. Мы говорим о Всесоюзном научно-исследовательском институте прикладной энзимологии. Он был создан в 1975 году на основе Центральной лаборатории научных исследований при Вильнюсском экспериментальном заводе ферментов. Институт располагался в промышленном пригороде на улице В.А. Грайчюно. Сегодня это Институт биотехнологии Вильнюсского университета (под патронаж главного университета страны Институт перешел в 2010 году). В 2016 году учреждение сменило и свою прописку – оно было перенесено в научный хаб на улице Саулетякио и стало частью Центра наук о жизни.  

Единство в караимском танце. Ансамбль “Бирлик”, или “одна большая семья”

“Бирлик” с караимского переводится как “единство”. Он помогает караимской общине не только сохранить музыкальное и танцевальное наследие, но и сплотить свою молодежь. Единственный в своем роде в Литве, ансамбль существует уже 12 лет. Его участники и руководители рассказали Delfi, как появился коллектив, что его объединяет и почему караимы в танце не берутся за руки.

Рецепт вынужденного мигранта: две культуры, два мира, несколько языков: взболтать, но не смешивать

С самых первых моментов, с самого первого автобуса, который нас забрал во Львове и привёз прямую в Литву, я чувствовала поддержку: всё здесь было организовано так, чтобы мы потратили как можно меньше сил и нервов, и смогли здесь адаптироваться. Найти возможность учиться, работать или просто пересидеть какое-то время, перевести дух и принять новое решение. етям моим язык дался намного проще, впрочем, они и английский знают лучше меня. Литовский у них был в школе. Им дали с азов, и сейчас тоже в украинской школе у них есть литовский… Сказать, что они целиком внедрились в литовскую культуру нельзя, потому что они попали в среду, где общение больше русскоязычное и сейчас украиноязычное общение. Друзья у них тоже разговаривают на 2 языках и те литовцы, с которыми мы беседовали, те, у которых жили, тоже с нами общались на русском – так было легче общаться со мной. Тем не менее, детям это не помешало изучить уже на данный момент и литовский язык намного лучше, чем я.

Как соединить творчество с языком цифр и построить бизнес с душой

С Мариной из Ужгорода мы поговорили о том, сложно ли начать свое дело и идти по непроторенной дороге, как поддерживать свое дело на плаву в условиях войны. Марина рассказала, с какими подводными камнями столкнулась в Украине и в Литве. Традиционно мы обсудили проблему русского языка в Украине до и после войны и особенности адаптации в Литве.

Алексей: “я пошел служить в литовскую армию, потому что не хочу, чтобы и в Литву пришел русский мир”

Алексей, украинец, в Литву вместе с родителями он бежал в 2014 году, когда Россия впервые напала на Украину, а пророссийские сепаратисты оккупировали его родное село. Сегодня Алексей, младший рядовой, Литва стала его второй Родиной, молодой мужчина служит в литовской армии, в инженерном батальоне имени Юозаса Виткуса.

Анна из Харькова – в Вильнюс приехала со своей девушкой

В Вильнюсе Анна была и прежде, даже подумывала о том, чтобы вернуться в этот, по ее словам, красивый город и попробовать здесь пожить. «Вот и приехала… Нужно быть осторожными со своими мечтами. Им суждено сбываться».
Анна не считает себя частью ЛГБТ сообщества, говорит о том, что для нее важен человек, который находится рядом. Об опыте жизни с девушкой наша героиня поясняет, что у нее никогда не было предрассудков: «Это точно так же, как жить с партнером. Ну то есть вы двое разумных людей, просто любите друг друга и живете вместе, строите свой быт, свой график, реализуете вместе какие-то “кайфухи”. Ну, то есть, мне нравится человек, я хочу с ним жить. Почему я не могу это сделать?»

Анна, айтишница из Полтавы: я бы хотела сказать Литве и ее жителям – большое спасибо за заботу о нас, украинцах

Анна Федоркова, украинка, айтишница из Полтавы бежала от войны в Литву. С Анной мы говорим о том, насколько легко или сложно оказалось найти общий язык с литовскими коллегами, о жизни в Литве и о том, как война повлияла на ее отношение к русским. Давайте читать и слушать историю Анны.