Лев[ас] Карсавин[ас]: русский историк, который стал литовским

У Льва Карсавина в 2022 году три юбилея. 13 декабря – 130 лет со дня рождения. Летом было 70 лет, как Карсавин трагически скончался. Ну и самый актуальный в этом историческом сезоне юбилей – столетие “философского парохода”. В 1922 году из советской России депортировали иноагентов и национал-предателей того времени. Философов, историков, писателей и прочих “слишком умных” отправили на Запад без права возвращения. Как сказал Троцкий, “мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно”.

Лукишкская тюрьма: 30 лет спустя

Лукишкская тюрьма известна всему миру по кадрам четвертого сезона сериала “Очень странные дела”, где шериф Хопер из штата Индиана попадает прямиком в советскую тюрьму. Днем заключенный с нашивкой “американец” на ватнике вынужден вкалывать на стройке, а по ночам молиться, чтоб его и других зэков не скормили Демогоргону, монстру из потустороннего мира.

На том же месте: кинотеатр «Пионерюс» – все вернулось на круги своя

На улице Наугардуко, а ранее – Партизану, находился когда-то кинотеатр «Пионерюс», который знал, каждый уважающий себя школьник Вильнюса. Репертуар кинотеатра состоял, в основном, из фильмов для детей и подростков. Детей водили туда целыми классами и иногда даже вместо уроков, что только добавляло радостных впечатлений. Поэтому все, кто был школьником 30-40-50 лет назад, прекрасно помнят небольшой уютный зальчик кинотеатра «Пионерюс».

На том же месте: от заводского цеха до европейского лофта

Квартал в центре вильнюсского Науяместиса по улицам Швитригайлос – Витянё – Наугардуко – Шевченко — это квартал банков, гостиниц, магазинов и кафешек. Раньше здесь находился знаменитый завод «пятёрки», почтовый ящик «555» или «Вильнюсский завод радиоизмерительных приборов имени 60-летия Октября»… Попасть в то время на территорию завода было практически невозможно. Но сегодня, 30 лет спустя, когда от знаменитых «пятерок» остались лишь воспоминания, здесь кипит совсем другая жизнь.

Kiedyś i dziś: szpital w Solecznikach

Litwę europejską, Litwę niepodległą i Litwę sowiecką łączy historia szpitala w Solecznikach, małym miasteczku na litewsko-białoruskim pograniczu. O Solecznikach, historii szpitala i o tym jak wygląda praca lekarza rozmawiamy ze Zbigniewem Siemienowiczem, chirurgiem, kierownikiem solecznickiego szpitala i Walerijem Morozowym, lekarzem rodzinnym i popularyzatorem nauki, który pochodzi z Solecznik.

На том же месте: от кузницы идеологии до гостиницы

В советские времена в здании номер один по улице Тиесос (в переводе с литовского: улица Правды) в Вильнюсе закономерно находилась редакция газеты «Tiesa». Это издание можно было оценивать как самое влиятельное в оккупированной республике. В конце концов, речь идет о литовском аналоге главного идеологического издания СССР – газеты «Правда».

После восстановления независимости Литвы в этом здании еще некоторое время работали редакции других – теперь уже независимых – изданий. Впрочем, сегодня в коридорах дома по его нынешнему адресу Майронио 1 не услышишь звук шагов журналистов – разве что они в качестве туристов приехали полюбоваться Вильнюсом, или же прибыли снимать сюжет об исторической трансформации города. С 2019 года в этом здании располагается гостиница.

На том же месте… Институт биотехнологии в Вильнюсе – 30 лет истории после независимости Литвы

Этот сюжет из серии «На том же месте…» не вполне типичен. Обычно наш рассказ привязан к конкретному зданию и его истории с советских времен до наших дней. В данном случае речь пойдет об учреждении, которое меняло свой адрес, но при этом успешно пережило все исторические трансформации и продолжает деятельность. Мы говорим о Всесоюзном научно-исследовательском институте прикладной энзимологии. Он был создан в 1975 году на основе Центральной лаборатории научных исследований при Вильнюсском экспериментальном заводе ферментов. Институт располагался в промышленном пригороде на улице В.А. Грайчюно. Сегодня это Институт биотехнологии Вильнюсского университета (под патронаж главного университета страны Институт перешел в 2010 году). В 2016 году учреждение сменило и свою прописку – оно было перенесено в научный хаб на улице Саулетякио и стало частью Центра наук о жизни.  

Дарюш: пошел по стопам отца и деда, и попал в механизированную пехоту

У тебя не было проблем в армии, из-за польской фамилии?

Нет. Не было, мы родились и живем здесь в Литве, мы имеем литовское гражданство, мы на самом деле литовцы, не важно какая национальность записана у нас в паспорте – русский или поляк. У нас есть литовское гражданство, мы считаем себя литовцами.

Виталий: “чтобы служить в армии, нужна голова на плечах”

Знания литовского языка полученных в школе вам хватило для комфортной службы в армии?

Я живу в Литве с рождения, все в моем окружении разговаривали на литовском, то есть литовский у меня был как основной язык, а русский как вспомогательный. Не знаю зачем родители решили направить меня в русскую школу, но знаний мне хватило. Не каждый может понять, что я владею русским языком, потому что у меня достаточно хороший литовский. То есть нет ни особенного акцента ни вообще каких-то отличий. Все что пришлось подтянуть, чтобы в армии было комфортно это грамматику литовского языка.

Рецепт вынужденного мигранта: две культуры, два мира, несколько языков: взболтать, но не смешивать

С самых первых моментов, с самого первого автобуса, который нас забрал во Львове и привёз прямую в Литву, я чувствовала поддержку: всё здесь было организовано так, чтобы мы потратили как можно меньше сил и нервов, и смогли здесь адаптироваться. Найти возможность учиться, работать или просто пересидеть какое-то время, перевести дух и принять новое решение. етям моим язык дался намного проще, впрочем, они и английский знают лучше меня. Литовский у них был в школе. Им дали с азов, и сейчас тоже в украинской школе у них есть литовский… Сказать, что они целиком внедрились в литовскую культуру нельзя, потому что они попали в среду, где общение больше русскоязычное и сейчас украиноязычное общение. Друзья у них тоже разговаривают на 2 языках и те литовцы, с которыми мы беседовали, те, у которых жили, тоже с нами общались на русском – так было легче общаться со мной. Тем не менее, детям это не помешало изучить уже на данный момент и литовский язык намного лучше, чем я.