“Люди, привыкайте жить в такой ситуации. Да, может быть все, но я уверен в своих силах и в том, что найду, чем заняться. (…) Для кого-то кризис, а для кого-то – окно возможностей”, – о своем отношении к пандемии, повторяющимся карантинам и ведению бизнеса в таких условиях говорит предприниматель из Украины Алексей Яроцкий. Пять лет назад он рискнул открыть свое дело в Литве, развил его и практически без потерь пережил два карантина.

Украинец Алексей Яроцкий живет в Литве уже в 8 лет. В 2013 году воспользовался появившейся возможностью оформить вид на жительство, а в 2016 году уже открыл свой небольшой бизнес – первое в нашей стране предприятие по термообработке древесины TERMO-MEDIENA. Скандинавская технология в последнее время становится трендом в Литве при строительстве коттеджей, летних террас, модульных бань.

Подкаст: “Хобби – это моя работа, а карантин был паузой”


Для многих видов бизнеса внезапно объявленная пандемия весной 2020 года стала неожиданным ударом, заставившим закрыть двери своих предприятий и отправить работников в простой. Алексей – исключение из этого правила.

Наш очередной бизнесмен-жизнелюбец в рамках цикла статей “Выжившие” рассказывает, что карантин никак не сказался на его бизнес-деятельности. И, скорее, даже был положительным моментом, так как позволил посмотреть на себя со стороны и включиться в новые проекты. Гораздо большим вызовом для Алексея Яроцкого было законодательство по отношению к нему как к бизнес-иммигранту. По крайней мере до получения постоянного вида на жительство все, что он зарабатывал, ему приходилось отдавать, соблюдая требования повышенной налоговой нагрузки по отношению к иностранцам-предпринимателям.

Решил сделать новый тренд реальностью в Литве

Искать себя в бизнесе Алексей Яроцкий начал еще на родине в Днепропетровске (ныне Днепр – ред.). Там у него было свое предприятие, которое занималось международной логистикой. Оно, можно сказать, и привело его в Литву: “Меня угораздило из Украины попасть в Литву совершенно случайным образом. В рамках этого проекта по логистике я открыл предприятие в Литве, что было несложно сделать. А потом как вишенкой на торте оказалось, что я могу получить вид на жительство, и я его получил. Это был 2013 год. Потом в Украине в этот момент начало происходить то, что происходило. Начала усложняться экономическая деятельность. Это коснулось и меня в том числе. И к концу 2014 года, после службы в армии, я решил собрать вещи и ехать покорять просторы Европы”.

Первое время Алексей перебивался оставшимся заработком в рамках деятельности по логистике. Затем не чурался совершенно разных, попавшихся под руку подработок: был и садовником, и на стройке, оказывал другим иммигрантам посреднические услуги по интеграции. Затем в 2016 году один знакомый литовец подсказал ему бизнес-идею, но сам не рискнул в нее вкладываться.

“Мне эту идею подсказал литовец. Я в принципе знал про термообработанную древесину. Мне интересно было еще с Украины деревянное строительство, но в той зоне, где я родился, потребность в изделиях из древесины с точки зрения конструкций, не очень популярна. Там все-таки металл, кирпич, камень, заборы под два метра из бетона. Я был в курсе, что такое термодревесина, но совершенно был не в курсе, как она получается, только в общих чертах. Литовец сказал, что это тренд, а я ему предложил сделать этот тренд реальностью в Литве. Но как-то он начал юлить и в итоге не поддержал эту тему. А я в принципе решил, рискнул и как вижу сейчас, очень не зря”, – вспоминает бизнесмен.

Šaltinis: DELFI

Эта ниша по-прежнему не занята в Литве

Алексей открыл предприятие в 2016 году. Сгенерировал за три месяца идею, затем заключил контракт на изготовление печи термообработки и начал искать помещение. В итоге нашел его в Пагиряй. К точке безубыточности его предприятие пришло спустя полтора года.

“Но это я не вернул то, что потратил. Это я перестал тратить больше, чем зарабатывать”, – объясняет Яроцкий.

Возможно такой относительно небольшой путь для выхода из “минуса” в “ноль” связан с тем, что предприятие Алексея до декабря 2020 года являлось единственным в Литве занимающимся термообработкой дерева. В конце прошлого – начале этого года нашелся еще один человек, решивший попробовать себя в новом деле. Однако Алексей не считает, что это создаст ему конкуренцию: “Как-то случайным образом меня нашел предприниматель из Клайпеды. Он купил такое же оборудование, как и я, и столкнулся с теми же проблемами, что и я на первом этапе. В итоге он нашел мои контакты, мы связались, я пригласил его к себе, чтобы он посмотрел, как это устроено. Мы, может быть, и конкуренты, но у нас уже разные производственные мощности. И все-таки у него печь старого поколения, она в этом сегменте неконкурентоспособна. Плюс – это Клайпеда, а рынок для двух производителей большой. Мы вряд ли будем сталкиваться”.

99% клиентов бизнесмена из Украины – это литовцы. Из его продукции делают отделку для фасадов, которые находятся и в Вильнюсе, и в Клайпеде, и в Каунасе, и в Шяуляй. К слову, большая часть летних террас Вильнюса – это именно доски TERMO-MEDIENA. Немалая часть идет для предприятия из Каунаса, которое занимается строительством модульных бань. Но есть и то, что идет на экспорт.

Šaltinis: DELFI

“У нас также есть заказы и на Скандинавию, хотя эта технология сама оттуда пришла. Есть запросы из Швеции, Дании, Норвегии. Но мы еле справляемся с рынком региона Вильнюса”, – говорит Алексей. Хотя еще совсем недавно, на первом этапе его деятельности, мало кто в Литве знал подробно о термообработке дерева.

“Когда я этот проект задумывал, ездил по компаниям, которые занимаются деревообработкой и проводил исследования. Спрашивал, интересно было бы вам это. Я заметил, что люди совершенно не в курсе, что это. Сейчас ситуация изменилась. Может быть, отчасти благодаря мне, но не думаю, что я внес прям большую лепту в популяризацию продукта. Да, я как-то участвовал в выставке в 2017 году, провел несколько семинаров среди архитекторов, но сказать, что я являюсь двигателем этого тренда нельзя”, – заключает Яроцкий.

Пандемия – для кого-то кризис, а для кого-то окно возможностей

Внезапно объявленная в марте 2020 года пандемия коронавируса никак не сказалась на Алексее Яроцком с точки зрения бизнес-деятельности. Были небольшие проблемы на первоначальном этапе, поскольку коронавирус был новым явлением для всего мира. Но эти проблемы были больше связаны либо с психологией, либо они достаточно быстро были устранены.

“Сложности были связаны с перемещением во время локдаунов, когда нельзя было ездить. Но так как я сосредоточен на работе, сказать, что весь этот карантин сильно мешал мне, нельзя. Да, были перебои с поставками сырья, но быстро это отрегулировали, и грузы стали пропускать. В общем никак не сказалось лично на мне”, – объясняет Алексей.

“Но у меня такой сегмент деятельности. Были паузы, когда только ввели локдаун, а крупный клиент заказывал много работы. А его все работники разъехались, и он вынужден был остановить производство. Но мы как-то выкрутились. То есть, сказать, что это ужас-ужас был, нет. Но, как я уже говорил, в принципе эти паузы в нашей очень напряженной работе иногда нужны. Мы из них пытаемся найти положительный аспект. Собраться с мыслями, сделать те дела, которые были отложены на потом вследствие большой загруженности. Кроме того, я верю в то, что делаю, на работу хожу с большим удовольствием, и моя работа – это мое хобби. Поэтому хорошо мы себя чувствуем в кризис”, – продолжает он, но признает, что боится представить, какие убытки потерпели такие сферы бизнеса, как туризм, общепит, развлечения.

Šaltinis: DELFI

Литва – не Швейцария, но применяет такие же требования к бизнес-иммигрантам

Алексей Яроцкий не испытал особых сложностей в связи с пандемией. Зато испытал все тяготы литовского миграционного законодательства до получения постоянного вида на жительство. И в этом плане он не стесняется критиковать местные ведомства и сложившуюся систему.

“Те, кто открывал бизнес, знают, что открыть предприятие всегда несложно. Ни в одной стране. Я успел зайти еще тогда в уходящий поезд с небольшой платой за вид на жительство. Потом это все кардинально изменилось и к 2019 году стало очень тяжело. Фискальная нагрузка, которую я должен был нести как бизнес-иммигрант, была непосильна для меня. Я все тратил на налоги, еле-еле хватало покушать и оплатить аренду жилья. Но не отчаивался, поскольку шел 5-ый год моего проживания, и кардинально изменилась ситуация, когда я получил постоянный вид на жительство, и для меня уже действовали обычные правила. Я не должен был выполнять повышенную финансовую нагрузку и смог сосредоточиться на работе. И вот как результат – в 2019 году я получил ПМЖ, и в 2019-2020 годах происходит рост предприятия. С точки зрения экономики в рамках государства по-моему имело смысл сделать это раньше”, – рассуждает бизнесмен.

При этом Алексей говорит, что понимает опасения Литвы с точки зрения безопасности. Тем не менее, он считает, что это негативно сказывается на развитии бизнеса. “Для того, чтобы бизнес себя комфортно чувствовал, должны быть стабильные, понятные, ясные и очевидные правила. Это же должно быть и в миграционном законодательстве. Потому что требования для бизнес-иммиграции о создании рабочих мест, на которые фонд заработной платы должен составлять не менее двух средних зарплат, установленных соответствующими органами на этот период. Это понятно, зачем делается. Но можно упростить тогда. Скажите, что плата за бизнес-иммиграцию – это ежемесячный платеж вот по этому расчетному счету в виде суммы в 2000 евро ежемесячно. И не надо прятать его под две средние, минимальные и так далее. Тогда людям будет все понятно и очевидно. Почему бизнес-иммигрант не может быть простым частным предпринимателем в одном лице? Ему не нужен никто. Он хочет здесь открыть свое предприятие и заниматься монтажом террас. Это вполне в состоянии делать один человек. Платить налоги, жить здесь с семьей, тратить здесь деньги, пользоваться услугами. Зачем нужно вводить такие кабальные тяжелые условия?”, – задается вопросом наш собеседник.

По мнению Алексея, Литве сначала необходимо стать Швейцарией по уровню жизни (а до этого еще далеко) и лишь потом приравнивать местные требования к нормам швейцарского законодательства, а не наоборот, как это происходит сейчас.

Šaltinis: DELFI

Несмотря на то, что в последнее время эпидемиологи и специалисты Минздрава все чаще говорят о новой надвигающейся волне коронавируса в связи с более заразным штаммом “дельта”, Алексей Яроцкий продолжает смотреть в будущее с оптимизмом. “Можно, конечно, питать себя страхами на будущее, но я буду не первый, кто скажет: люди, привыкайте жить в такой ситуации. Да, может быть все, но я уверен в своих силах и в том, что найду, чем заняться. Я нашел раз, нашел два, вcю жизнь находил, поэтому страха у меня никакого нет. Для кого-то кризис, а для кого-то окно возможностей”, – подытоживает разговор наш собеседник.

Дмитрий Семёнов

Leave a Reply