Как коронавирус повлиял на работу учителей, как изменилась школа, ученики и сами педагоги, требуется системе образования реформа или нет и наконец почему увольняются учителя – ответы в нашем материале на все эти и другие вопросы дают учителя из русской и польских школ.


АРТУР МАРКЕВИЧ, УЧИТЕЛЬ, РАБОТАЕТ С ДЕТЬМИ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ, участник проекта „Renkuosiu mokyti”


Сегодня профессия педагога, не пользуется особой популярностью и все-таки вы решили стать педагогом?

Во-первых я всегда думал, как это классно, кого-нибудь учить и показать, что учится может быть в кайф, самое лучшее средство для претворения такой мечты – это работа в школе. Во-вторых, когда я еще учился в школе я достаточно был волонтером, работал с младшими детьми, мне это понравилось. В-третьих, моя мама работает учителем и поэтому как выглядит работа педагогом я знал уже с детства.

Как отреагировала ваша мама, когда узнала, что вы решили стать педагогом?

Я закончил учебу на Медицинском факультете Вильнюсского университета, во время работы над дипломной работой, мне пришла в голову мысль что надо себя попробовать в роли учителя. Мама к моей идее стать педагогом отнеслась критически: “только не эта профессия”.

Тем не менее, ты все-таки решил отказаться от медицинской карьеры, где больше денег и влился в ряды учителей. Не жалеешь?

Нет. Я хорошо себя чувствую в школе, мне нравится такая работа. Два года, которые я провел в качестве учителя в школе, дали мне очень многое.

Как выглядела ваша работа до начала эпидемии коронавируса и как она выглядит сейчас?

Сначала я думал, что это меня не коснется, потому что я не мог себе даже вообразить, как можно организовать дистанционное обучение детей с ограниченными возможностями, у которых те или иные проблемы с правильным развитием. Однако вскоре оказалось, что для школ, где учатся дети с ограниченными возможностями не будет никаких исключений. Потом на меня навалился стресс, я не знал с чего и как начать. Мне пришлось заново учиться как планировать свое рабочее время, мне пришлось учиться как планировать время отдыха, граница между личным временем а временем для работы фактически исчезла, все это отрицательно влияло на мое желание работать.

Что было потом?

У работы с детьми с ограниченными потребностями совершенно другая специфика, чем у работы с нормальными детьми. Таким детям требуется намного больше общения с педагогом, причем желательно общения прямого, в живую.

В конечном счете у меня и моих коллег появилась отличная идея – работать в группе, делится между собой опытом. Мы договорились что придумаем свою, новую систему для удаленного обучения детей с ограниченными потребностями. Мы старались не требовать слишком много ни у самих детей и ни у их родителей и не пробовали перенести школу домой. То, что мы попытались сделать, это использовать домашние условия, для того чтобы позитивно повлиять на способности наших учеников. Судя по отзывам как самих детей, так и их родителей у нас все получилось.

Как карантин по вашему мнению повлиял на педагогов и на систему просвещения?

Это был хороший момент для школ и педагогов, чтобы задуматься над тем, как они воспринимают ученика, а ученик мог понять, что часть процесса учебы он может выполнить самостоятельно.

Начался учебный год, многие школы жалуются на то, что не хватает учителей, недавно в СМИ появилась информация что педагоги увольняются чуть ли не сотнями и тысячами. Что случилось, учителя не смогли выучиться тому, как вести дистанционное обучение и поэтому такая массовая волна увольнений?

Быть может, что одних испугали молниеносные изменения требований, к тому, как должен выглядеть процесс обучения детей и само изменение методов обучения. Быть может другим не хватило внимания и помощи со стороны государства или администрации школ. Надо честно признаться, что на протяжении довольно долгого периода времени учителя были предоставлены сами себе.

Будущее системы просвещения и судьба педагогов в Литве, какой она видится для вас?

Думаю, что нам прежде всего требуется понять и договориться, что системе просвещения и ее работникам требуется измениться и прежде всего изменить точку зрения на роль ученика. На сегодняшний день, в нашей системе просвещения очень много внимания обращается на создании тех или иных структур, содержания учебных программ, быть может, увлекшись реформами, мы забыли о том, что самый главный участник педагогического процесса – это ребенок. Одновременно нужно понимать, что, меняя стратегию, мы не можем ожидать молниеносных эффектов.

МАЙЯ ТАРАХОВСКАЯ, УЧИТЕЛЬНИЦА МАТЕМАТИКИ ИЗ КЛАЙПЕДЫ

Как давно вы работаете учителем?

Последние 34 года своей жизни я занимаюсь тем, что учу детей.

Что привело вас в профессию педагога?

В детстве я мечтала стать учительницей, парикмахером, актрисой, режиссером и… продавцом мороженого, но победила именно мечта стать педагогом. И несмотря на все 34 года, которые я провела в школе, я до сих люблю эту работу.
Как выглядела ваша работа до начала эпидемии коронавируса и как она выглядит сейчас?

Трудовые будни, много детей, программы, документы, программы, поездки. Грянул карантин и все это изменилось. Мы все – учителя, дети и их родители сели за компьютеры и началась совершенно новая эпоха в жизни педагогов и образования. Правда для меня настолько новой как для других она не была, потому что я уже преподавала дистанционно, вела консультации для своих учеников, этот способ мне очень нравился.

Вы сказали, что в результате пандемии коронавируса и карантина началась новая эпоха в жизни педагогов и образования, перемены обычно сопровождаются волнениями и стрессом. Как было в этом случае?    

Стресс был у всех, без исключения. Редкий учитель не будет волноваться, когда его садят перед камерой и говорят, что ты теперь должен работать совершенно по-другому, чем до сих пор, что тебя теперь будут видеть не только дети, но и родители, и вообще все, кто в доме у детей. Учителя в своей массе, скромные люди, которые не привыкли светиться, у некоторых из них сработали комплексы, совершенно дикие комплексы, когда понимаешь, что тебе надо быть в форме, всегда подтянутым, потому что на тебя могут смотреть не только детские глаза но и глаза взрослых. Ты должен контролировать каждое свое слово, каждое свое слово.

Когда ты преподаешь в классе и видишь глаза детей, это одна история, а когда видишь перед собой экран монитора и там, где-то маячат глаза тридцати детей, это другая история. Ты не только видишь дистанцию, ты ее ощущаешь всеми фибрами своей души. Мы стрессуем, потому что нет близкого контакта. Первые две недели мы вообще не понимали, что происходит. Потом привыкли и успокоились.

Учитель всю свою жизнь к чему-то привыкает: к реформам просвещения, новым учебным программам, к новым детям. Привыкли и к дистанционному образованию.

Какие по вашему мнению плюсы и минусы дистанционного обучения для педагогов и учеников?

Например был такой плюс – что ни учителя, ни дети с родителями не тратили время на дорогу. Детям надо было ни собираться, ни одеваться. Оделся по пояс, подошел к экрану – учишься. Плюс что мы сократили объем домашних заданий, а это самый большой камень преткновения между детьми и учителями.

Самый главный минус – это общение. Ничего не сможет заменить живого общения учителя с детьми. Очень тяжело было высидеть шесть часов около компьютера, если у тебя шесть уроков в день, после уроков начиналась проверка домашних заданий и все тоже при помощи компьютера. Порой приходилось сидеть до 10 – 11 часов ночи и проверять домашние задания.

По вашему мнению министерство просвещения и образования справилось с задачей наладить процесс дистанционного обучения?

Справилось ли министерство просвещения или нет с этой задачей я не знаю. Они жили в своем параллельном пространстве, а мы в свое и выкручивались как могли. Нам не были даны какие-то четкие системы, указания, все делалось методом проб и ошибок.

Насколько педагоги и школы готовы к тому, что в новом учебном году возможно снова придется ввести дистанционное обучение?

Мы все лето осваивали новые программы, чтобы быть готовыми, но мы хотим хоть на небольшой промежуток времени вернуться в наши родные школы, встретиться с детьми, дать им возможность почувствовать торжественность атмосферы первого сентября.

В СМИ много говорится о том, что увольняются педагоги, как вы думаете почему ваши коллеги уходят?

О массовых увольнениях я не слышала, но увольняются педагоги, которым за 60 лет. В школе стало очень сложно работать, причем сложность заключается не в работе с детьми. Добивают бумаги, дополнительные работы, которые мы непонятно почему должны делать. Добивают нетрадиционные дни, задумка может и неплохая, но в результате удлиняется учебный год. Бумаги занимают очень, очень много времени. Это просто трагедия.

Плюс мы педагоги, в основном жители прошлого века, дети к нам в школу приходят современные, до них надо дорасти, понять, а не каждый это может и не каждый уже хочет. Но в основной массе мы держимся, справляемся и продолжаем учить.

Вы чувствуете себя в финансовой безопасности?

В нашем государстве ни один учитель не может себя чувствовать в финансовой безопасности. У меня ставка 24 часа, на руки я получаю 850 евро. Что такое ставка в 24 часа? Это нужно пахать с утра до ночи. Раньше была 18. У меня четыре класса, каждый день через меня проходит 120 учеников. И это не 120 бумажных листков, а 120 человек, которых надо обучить, показать, дать любовь и участие. Но у меня есть надежда, мечта, что общество оценит наш труд и когда-нибудь поймет, что во наших учительских руках будущее государства.
***
Не забудьте подписаться на канал InTheBaltic в Телеграме. Там вас ждут все наши видеорепортажи, самые интересные тексты и подкасты.https://t.me/InTheBaltic


Leave a Reply