Этот сюжет из серии «На том же месте…» не вполне типичен. Обычно наш рассказ привязан к конкретному зданию и его истории с советских времен до наших дней. В данном случае речь пойдет об учреждении, которое меняло свой адрес, но при этом успешно пережило все исторические трансформации и продолжает деятельность.

Мы говорим о Всесоюзном научно-исследовательском институте прикладной энзимологии. Он был создан в 1975 году на основе Центральной лаборатории научных исследований при Вильнюсском экспериментальном заводе ферментов. Институт располагался в промышленном пригороде на улице В.А. Грайчюно. Сегодня это Институт биотехнологии Вильнюсского университета (под патронаж главного университета страны Институт перешел в 2010 году). В 2016 году учреждение сменило и свою прописку – оно было перенесено в научный хаб на улице Саулетякио и стало частью Центра наук о жизни.  

Свидетель истории

Гервидаса Диениса можно назвать свидетелем истории института – он работал в нем с первых лет основания. Своей связи с институтом наш герой не теряет и сегодня. Г. Диенис продолжает время от времени наведываться к коллегам, помогает им на общественных началах осуществлять разные просветительские проекты. «Пока есть такая возможность – не хочу сидеть дома», – говорит Г. Диенис.

В своих воспоминаниях собеседник отмечает, что причин создания такого института именно в Литве было несколько. «Официальные обстоятельства состояли в том, что у нас в университете была программа биохимии. В то время в Советском Союзе эта специальность преподавалась только в Москве, Ленинграде, Киеве и Самарканде. Вильнюс был пятым таким городом», – вспоминает Г. Диенис.

Собеседник отмечает, что изначально институт был обеспечен французским оборудованием. Сам Советский Союз такого оборудования на тот момент не производил, так что его приходилось закупать за границей.

Как уже упоминалось, институт успешно пережил и период политических трансформаций. Впрочем, как вспоминает Г. Диенис, определенные трудности на сломе эпох, конечно же, были. «Начальный период он пережил не легко», – вспоминает Г. Диенис. При этом выжить институту помогли наработки, созданные на момент начала политических трансформаций. «Уже в советские времена был экспорт нашей продукции за границу, были определенные контакты, и, главное, были люди, которые этим активно занимались», – отмечает Г. Диенис.

Стоит отметить и то, что в последнее время заметно растет интерес к истории разработок биотехнологи в советские времена. Связано это в первую очередь с соответствующими политическими скандалами и веществами, которые, предположительно, российские спецслужбы используют по сей день для устранения оппонентов. В разговоре с Г. Диенисом мы задали вопрос – не разрабатывались ли подобные вещества в советское время в Вильнюсе? «Институт был гражданским. Прямой связи с военной сферой не было. Но мы знали, что где-то ведутся работы и по тому направлению. Может использовали и что-то из того, что мы в Вильнюсе делали, но напрямую у нас таких работ не было», – подчеркнул Г. Диенис.

С задворок в хаб

Айсте Булавайте одна из сотрудниц института сегодня. Она провела нам короткую экскурсию по институту, который теперь занимает один из этажей Центра наук о жизни на Саулетякио – по соседству с Национальным центом коммуникации и информации, а также несколькими факультетами Вильнюсского университета.

В одной из комнат института располагается своеобразный музей. Здесь буквально можно «прикоснуться» к истории института. Среди прочего в комнате-музее хранятся старые реактивы. «Что-нибудь выбросить всегда жаль», – улыбается А. Булавайте и показывает банку соли, датированную еще 1969 годом. «Некоторые реактивы используются в очень малых количествах и обладают долгим сроком хранения», – объясняет А. Булавайте прикладную причину формирования подобной коллекции.  

Сама А. Булавайте первый раз пришла в институт еще учась в университете. По ее словам, в ею избранной специальности невозможно было написать дипломную работу, не проведя практические эксперименты. «Каждый должен был найти место для практики. Одни нашли на факультете, а другие нашли в институтах, которые тогда еще не принадлежали Вильнюсскому университету. Вот и я нашла место в Институте биотехнологии и начала работать здесь с четвертого курса», – вспоминает А. Булавайте. Тогда институт еще находился в пригороде.

По словам А. Булавайте, новые помещения института приспособлены для его нужд, но в момент переезда многим сотрудникам было жаль расставаться со старым зданием. Впрочем, преимущества пребывания в хабе на Саулетякио довольно очевидны. «Тут, конечно, проще работать. Можно выйти в магазин, троллейбусы ездят каждые пять минут, а там хоть и ходило несколько автобусов, но в лучшем случае раз в час», – вспоминает А. Булавайте.  

Наша собеседница сама активно интересуется историей института. «В первую очередь было интересно слушать, что рассказывают старшие коллеги. Например, о том, какими хитрыми путями они осваивали новые методы. Сегодня пробирку можно просто вставить в аппарат, и у тебя там пойдет реакция, а им в свое время приходилось весь день носить пробирку через три термостата, чтобы в первый раз добиться полимеразной цепной реакции», – рассказывает А. Булавайте.

В новых помещениях Института немало предупреждающих табличек, но, как отмечает А. Булавайте, все это скорее «на всякий случай». По ее словам, вряд ли какой-нибудь элемент или организм, которые разрабатывают и тестируют здесь, выжил бы в естественной среде «сбежав» из лаборатории.

Проект создан при поддержке посольства Германии в Литве

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *