У Льва Карсавина в 2022 году три юбилея. 13 декабря – 130 лет со дня рождения. Летом было 70 лет, как Карсавин трагически скончался. Ну и самый актуальный в этом историческом сезоне юбилей – столетие “философского парохода”. В 1922 году из советской России депортировали иноагентов и национал-предателей того времени. Философов, историков, писателей и прочих “слишком умных” отправили на Запад без права возвращения. Как сказал Троцкий, “мы этих людей выслали потому, что расстрелять их не было повода, а терпеть было невозможно”.

Европа была не в восторге от этого мероприятия большевиков. Тогдашний канцлер прямо так и заявил: “Германия – не Сибирь, и ссылать в неё русских граждан нельзя”. Тем не менее, визы философам Берлин выдал.

Помимо тех, кто удостоился отдельного парохода, были ещё миллионы беженцев. Октябрьская революция и Гражданская война спровоцировали миграционный кризис в Европе. Тогда, кстати, и придумали удостоверения “хороших русских” – так называемые нансеновские паспорта. Эти документы давали какой-никакой статус, но вэлфера не было, и дальше люди выживали, как могли. Генералы таксовали, а институтки выбирали профессию горничной или что похуже.

Льву Карсавину повезло – его пригласили преподавать в Оксфорд. Было и другое предложение – возглавить кафедру всеобщей истории в Каунасском университете Витовта Великого. Я ничего не буду говорить о философии Карсавина, но тот факт, что он выбрал Литву, достаточно красноречиво говорит о его идеализме. Впрочем, в материальном плане в Каунасе ему было очень даже неплохо. Зарплате в 3500 литов позавидовало бы большинство литовцев. Так, сам профессор платил горничной 35 литов, и это считалось нормальной зарплатой.

Прежде, чем занять место в каунасском университете, Карсавин извинился за оскорбление чувств верующих. Он был православным и до этого нелестно отзывался о католичестве. А главным условием для продления контракта было выучить литовский язык. Карсавин – точнее, Карсавинас уже – справился с задачей всего за полтора года. Он и научные труды писал по-литовски, в том числе многотомник “История европейской культуры”. Для литовской науки это издание стало по-настоящему эпохальным событием.

Левас Карсавинас разделил судьбу литовского народа во время советской оккупации. Его приговорили к десяти годам лагерей и отправили на Полярный круг. Там он и умер, в России, но остался “своим” для Литвы – в 90-е “Саюдис” даже пытался перезахоронить прах Карсавина в Вильнюсе.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *