В Литву Ирина переехала из России несколько лет назад. Причина переезда, по ее словам, самая прозаическая – любовь. С Андрюсом, своим будущим мужем литовцем, она познакомилась по интернету, любопытство заставило их встретиться. Со временем эти встречи становились все чаще и чаще и в концы-концов они решили пожениться. С Ириной мы поговорим о том, нужно ли эмигранту учить литовский язык, чтобы стать своим и о том, как относятся к русским в Литве.


Почему вы переехали в Литву из России?

Я эмигрант по любви, приехала в Литву к своему мужу. С Андрюсом я познакомилась по интернету, тогда, когда я жила в России и даже не думала никуда ни уезжать, ни переезжать. Какое-то время мы встречались – то он приезжал ко мне в Россию, то я к нему в Литву, в конечном счете он сделал мне предложение, и мы решили на постоянной основе осесть в Вильнюсе, родном городе Андрюса.

Первое, что вы сделали, когда оказались в Литве?

На следующий день купила в книжном магазине альбом о достопримечательностях и культуре Вильнюса, прочитала и пересмотрела его, и мы с Андрюсом пошли гулять по улочкам Ужуписа.

Насколько легко было решиться выйти замуж за литовца и перебраться жить в Литву?

На самом деле не очень легко. В России остались и друзья, и родители, как раз им и было достаточно сложно смириться с этой ситуацией. Знакомые и друзья рассказывали страшилки о том, что в Литве плохо относятся к русским и из-за этого я могу попасть в беду. Лично мне, во время первого моего визита в Литву, здесь понравилось и я поняла, что это то место куда я могу приехать и жить. Приняли меня здесь хорошо, когда люди понимали, что я не знаю литовского, то часто переходили на русский язык, на тот момент, для меня это было большим плюсом.

Русские и литовцы, в быту и на работе, чем-то отличаются друг от друга?

Люди в принципе везде одинаковые и в Литве, и в России, у нас такие же проблемы, мы все заботимся о своих семьях, все работаем, дружественное отношение можно найти в любой стране. Другое дело темперамент и черты характера, они я думаю отличаются, подчас даже сильно. Я как русская женщина более темпераментная и вспыльчивая чем Андрюс, это я знаю на все сто процентов. Наверное, есть еще какие-то национальные, ментальные особенности, но это даже интересно, понимать людей, изучать людей.

Для того, чтобы себя комфортно чувствовать в Литве нужно учить литовский язык или можно махнуть рукой и сказать: “русского или английского мне вполне хватит”?

Человек, который эмигрирует, проходит путь от туристического восхищения, которое он испытывает в качестве туриста до чувства, что здесь моя вторая страна, я здесь свой и не хочу отличаться от местных. Для этого я считаю, что необходимо учить литовский язык (в принципе, как и каждый язык страны, куда вы собрались эмигрировать), это важнейший шаг, на который нужно решиться в процесс подготовки к эмиграции. Думаю, тот факт, что ты эмигрировал в конкретную страну, говорит именно о том, что тебе необходимо знать государственный язык для того, чтобы общаться с местными жителями, решать дела в учреждениях, подписывать документы, вся жизнь любой страны так или иначе связана с ее национальным языком. Приехал в Литву, живешь в Литве и хочешь понять литовцев – говори на их языке.

Кроме эмигрантов в Литве десятки и сотни лет живут русские и поляки, но тем не менее у многих из них есть проблемы с изучением литовского языка.

Почему так – я могу только догадываться, я не была на их месте, у меня другая история. Думаю, что многие люди воспринимают язык как принадлежность к родной культуре или той культуры, которую этот человек считает родной, как некий маркер патриотичности: если я русская я должна говорить на русском или если я поляк, то должен говорить только на польском.

Литва такая удивительная страна, которая дает возможность жить сразу в нескольких культурах, открывать для себя различные грани национальностей, живущих в этой стране.

Чем вы занимаетесь сейчас?

Я занималась графическим дизайном, но сейчас решила полностью поменять профессию, в данный момент я студент, кроме этого, я участвую в программе “Renkuosi mokyti”, это программа переподготовки представителей разных профессий, после завершения этой программы я смогу работать учителем в школе.

Что заставило графического дизайнера принять решение стать педагогом?

Мне всегда хотелось учить детей, другое дело – что сразу, как только я эмигрировала, поменять профессию было сложно, на том начальном этапе я слишком плохо знала литовский язык. Как только я выучила его в достаточной степени, я сделала то, о чем всегда мечтала – буду учить детей. Моя цель работать в школе национальных меньшинств для того, чтобы учить детей не только русскому языку, но и интеграции в литовскую культуру, учить не отделять себя от той нации, в которой они живут.

Насколько я знаю, кроме всего прочего вы волонтер в Красном Кресте, откуда появилась такая идея – стать волонтером?
Тема, которой я занимаюсь в университете это изучение жизни эмигрантов, когда я узнала, что мне надо будет пройти практику я обратилась в Красный Крест, через несколько дней со мной связалась координатор по волонтерам и предложила мне пройти практику и помочь одновременно беженцам из Беларуси. Поскольку моя личная жизнь связана с эмиграцией и знаю, что люди могут столкнуться с огромным количеством проблем, я решила, что помочь белорусским беженцам это хорошая идея. На первом этапе белорусским беженцам необходима помощь, чтобы устроится на новом месте, найти себя, обустроиться и начать свою жизнь заново. Чем больше они будут узнавать про культуру Литвы, возможности, которые она дает тем легче им будет себя здесь найти.

Какие они, беженцы из Беларуси?

Потрясающие, мотивированные люди, многие из них приехали сюда с хорошей квалификацией и образованием, это прекрасный человеческий капитал, который я хочу надеется, что окажется востребованным в Литве.

С какими проблемами, по твоему мнению, чаще всего в Литве сталкиваются беженцы?

Первая проблема это изучение языка, литовский язык довольно специфический, его не так просто выучить – если вы знаете только русский и английский, то для того, чтобы научится литовскому языку вам все равно придется, скорее всего, постараться как следует. Также не стоит забывать, что у многих беженцев психологические травмы, которые появились в результате преследований со стороны режима. Многие из них стали жертвами физического или психологического насилия.

Фот. Анастасия Журавлева