Арнольду, двадцать лет. Пару лет назад он закончил одну из польских школ в Вильнюсском районе. Рассказываем, как складывается судьба учеников школ национальных меньшинств после того, как для них прозвучал последний, школьный звонок и началась взрослая жизнь.

Какую школу ты закончил?

Среднюю, литовско-польскую в Нямежисе, а потом с десятого класса пошел в профессиональное, техническое училище, в котором и закончил 12 классов, то есть получил среднее образование.

В школе пришлось столкнуться с трудностями?

В средней школе учиться мне было тяжелее чем в профтехе, там все было жёстко, твердые требования. В профтехе подход оказался более гибким. С учителями было сложнее в средней, это правда. Сложнее, потому что, как я уже вспоминал, в средней школе педагоги все ко всему относились очень строго и серьезно.Например говорили, что вот 12 классов заканчиваются экзаменом и сдать его невероятно тяжело, но на самом деле, когда я сдавал экзамен, оказалось, что ничего тяжелого там не было. Надо было просто хорошо подготовиться.

Ты вспоминаешь, что в средней школе педагоги были строгими, но они хоть как-то помогали тебе?

Те из них, которые знали, что мне по тем или иным предметам требуется помощь старались помочь, другие, которые не знали – нет.

Знаю, что в школе ты любил заниматься общественной деятельностью?

Просто мне нравилось снимать всякие мероприятия, выступления ансамблей, ездить по Вильнюсу, где были всякие интересные проекты.

Как относишься к религии?

Позитивно, я с третьего класса прислуживаю в костеле, помогаю священнику. Позитивно отношусь и к здоровому образу жизни, не увлекаюсь ни курением, ни алкоголем. В десятом классе попробовал пару раз закурить, не понравилось и с того момента к курению отношусь отрицательно.

Прошло уже два года после того, как ты закончил учебу в школе. Чем занимаешься сейчас?

Я выучился на машиниста, теперь, правда, работаю не машинистом, а на почте, но с мечтами о железной дороге не попрощался. Есть шанс, что получу приглашение начать работу машинистом.
Откуда мечта стать машинистом?

С самого детства мечтал стать машинистом поезда. Когда я был маленьким и бабушка забирала меня из детского сада, я останавливался около железнодорожного переезда и если я слышал, что едет поезд, то оттуда оттащить меня не было никакой силы. Я стоял и считал вагоны, пока последний вагон поезда не проезжал, меня невозможно было уговорить идти домой, потом уже когда вырос на велосипеде ездил на переезд и там проводил как минимум несколько часов. Считал сколько проезжает поездов в течение часа, тогда за час проезжало 4 – 5 поездов. Так я почти до вечера, сидел, стоял, смотрел и считал. Мне было так интересно! А, потом, когда еще подрос, пошел учиться на машиниста, то думал, что то, что я учусь на машиниста – это сон, таким волшебным и нереальным мне это казалось. Тебе понравилось быть машинистом?

Да, очень! Мне очень и очень понравилось, особенно когда набираешь или замедляешь или ускоряешь скорость состава, а какой кайф, когда включаешь гудок. Особенно мне нравится, когда на перроне стоят люди и ждут поезда, машут нам, улыбаются, а мы им сигналим это так приятно.

То есть это легкая работа?

Я думал, что это легко, но на самом деле это все очень тяжело. Реально ты отвечаешь за всех головой, за тобой в вагонах сидят десятки, а то и сотни людей, ты везешь пассажиров, чтобы в целости и сохранности доставить их, на их станцию чтобы ничего не случилось, а на дороге может случиться все что угодно.


Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *