Сестра Даниэла живет в Михново уже 15 лет. “Как только Даниэла к нам приехала, мы сразу увидели в ней сестру. Душа у нее мягкая, поддающаяся. И старшие сестры тоже моментально поняли, что она наша”, — вспоминает сестра Нина из Михново. Долгий путь Даниэлы из немецкой провинции в Михново через Россию длился почти десять лет.

И дело не в количестве километров, а в сложных духовных исканиях, которые и привели ее в православную общину под Вильнюсом.

Наши коллеги из ru.Delfi в цикле публикаций “7 дней в Миxново” рассказывают об уникальной православной общине в Литве – ее истории и повседневной жизни. Статьи по теме: “Место такое, что хочется остаться”: как проходил день отца Понтия в Михново(4)“7 дней в Михново”: другой мир за калиткой

В поисках себя

“Я тогда жила совсем одиноко на хуторе. Была в духовном поиске – и ничего не могла найти в Германии. Я внутренне была потеряна, – вспоминает себя 25-летней давности Даниэла. В 1993-м году она решила пойти на концерт российской певицы и композитора Елены Фроловой, которая гастролировала в Германии. Михново.

“В ее песнях я услышала про совсем другой духовный мир, увидела, что есть что-то очень светлое, – так Даниэла восприняла творчество Елены Фроловой, которая перекладывает на музыку поэзию Цветаевой, Ахматовой, Мандельштама, Бродского, Пастернака, Тарковского и других поэтов. – Я еще не так хорошо понимала русский текст, хотя и учила язык в школе. Но ее творчество меня притягивало. На ужасном русском языке я наговорила Елене кучу комплиментов. А она в ответ позвала меня приехать в Россию”. И Даниэла восприняла это приглашение очень серьезно: в 1994 году она и в самом деле отправилась в Россию, чтобы вновь попасть на концерт впечатлившей ее исполнительницы.

Но вопреки ожиданиям, Москва Даниэлу потрясла: “У меня был культурный шок. Я увидела массу людей с какими-то сумками, которые все время куда-то спешили. И никто никому не улыбался – все в себе. Был тяжелый дух”. Но тем не менее Даниэла решила задержаться в России – ходила на курсы в Строгановском училище, учила русский. Но за этим благополучным фасадом все еще скрывалась метущаяся душа: “Я себя чувствовала совсем одинокой. Даже приходили в голову мрачные мысли: я тут совсем никто, умри как хочешь. Переходила через дорогу и понимала: мне все равно – перейду или нет. Я ходила поздними вечерами по совсем чужому городу – искала авантюры себе на голову”.

В поисках себя Даниэла оказалась в Центре грузинской культуры на Арбате в Москве, начала учить грузинский язык и познакомилась с грузинским режиссером Тамарой Дуларидзе. Она тогда снимала фильм про священномученика архимандрита Польской православной церкви Григория Перадзе, погибшего в Освенциме в 1942 году, “В поисках белого ангела”.

“Тамара направила меня к епископу Сергию (Чекуришвили) (с 2000 года митрополит Некресский – Delfi). Я пошла к этому огромному человеку. Он меня благословил и подарил крест, на Крещение”. Но это общение – не единственная связь Даниэлы с Грузией.

“Как-то я поехала зимой в Москву на машине – через Киль, Балтийское море, Санкт-Петербург. На пароме я была единственной девушкой среди торговцев автомобилей в черных кожаных куртках. Но они оказались настолько добрыми ко мне, во всем мне помогали. Потом была дорога Санкт-Петербург — Москва. Несутся грузовики. Гололед. Моя машина крутилась на этом льду. И я первый раз в жизни начала молиться: “Бог, если ты есть, то я после этой истории буду креститься”, — пообещала Даниэла. – И Бог меня привел к священнику, другу моих друзей, отцу Иосифу Зетеишвили в Висагинас“. От отца Иосифа, ныне настоятеля Введено-Пантелеимоновского храма в Висагинасе, она узнала о Михнове. Сестра Даниэла.

Окончательно в общину Даниэла переехала в 2005 году. И ее необычный жизненный выбор приняли и родители. Причем папа сказал дочери, что Михново — самый правильный выбор в ее жизни. “Он знал, что тяга к приключениям у меня была всегда: даже в родительском заборе я искала дыру, чтобы изучить окружающий мир”, – объясняет слова отца Даниэла.

Испытание сердца

Впервые родители приехали навестить Даниэлу из Германии в 2006 году. И они приехали ровно в пасхальную ночь. “Мы шли крестным ходом вокруг храма, сестры были одеты во все белое. А родители как раз подошли к калитке, и были впечатлены увиденным – “как на Луну попали”, говорили они позже. Мой папа увидел часовню в синем свете, и не мог понять, откуда это сияние. И произошло чудо – мама с папой решили тоже принять православие, – говорит Даниэла и невольно вспоминает немецкую принцессу Елизавету Федоровну Романову (в девичестве Гессен-Дармштадтскую), родную сестру последней российской императрицы Александры Федоровны: “Разве такое счастье было у Елизаветы Федоровны, когда она добровольно перешла из лютеранства в православие? Нет, у нее получился раскол с любимым папой”.

Отец Даниэлы умер несколько лет назад. И она до сих пор переживает, что он ушел из жизни, когда она была далеко: “Это тяжелое испытание, когда близкие люди без тебя страдают. Это испытание сердца, о чем пишет в своих дневниках отец Понтий Рупышев”. Он скончался в воскресенье вечером, на праздник Торжество православия, отмечаемый в первую неделю Великого поста. Даниэла, которая поспешила в Германию на похороны, решила с семьей, что поступит по православной традиции – до похорон оставит тело дома, хотя в Германии законодательство предписывает отдавать покойного в морг. “Но все чиновники пошли мне навстречу, – вспоминает Даниэла. – И мы всем миром, все, кто любил моего отца – несколько десятков человек – провожали отца от хутора до кладбища. Мы шли несколько километров пешком. А там в протестантской кирхе папу отпевал русский православный священник отец Михаил Диваков, а мы, все присутствовавшие, стояли со свечками в руках и подпевали. Все немцы стояли с православными свечками в руках. Это был очень тихий необыкновенный праздник. Это было настоящее Торжество православия в Германии”.

С мамой Даниэла договорилась наперед: если та станет слабой и будет нуждаться в уходе, то приедет в Михново. На этот случай Даниэле даже была выделена отдельная комната – чтобы было место, где поселить маму. Вообще для Михново это скорее исключение. Здесь большинство насельников живут в общих кельях. Даниэла говорит, что такое размещение особенно хорошо для пожилых членов общины, потому что всегда есть кто-то рядом, кто может помочь или вызвать врача. В Михново нет своего медпункта, но врачи часто приезжают из Вильнюса с профилактическими визитами. По необходимости можно съездить к врачу в Вильнюс. И тут тоже никуда без Даниэлы, одного из главных водителей в общине.

Смирись и помоги

“Я вообще живу, как свободная птичка. У меня нет одинаковых дней. Я как водитель за рулем, не знаю, куда завтра поеду. Завтра, например, великий праздник: все отдыхают, а я в работе. Но, будучи немкой, постоянно смущаюсь, когда вдруг мне сообщают, что через полчаса надо ехать, а я совсем не готова и вообще погружена в другие дела. Я же не могу бросить дело посередине. И бедные мои начальники много терпят от меня, – признается Даниэла. – Когда-то я смиряюсь, смиряются и начальники. А это и есть настоящее смирение”. Сестра Даниэла.

Однако ее обязанности в Михново далеко не ограничиваются вождением автомобиля и пением на клиросе во время церковных служб. В христианской общине под Тургеляй Даниэла нашла то, что искала. Но и для Михново она оказалась ценной находкой. Даниэла, у которой в Германии было собственное предприятие по производству керамики, знает, как развивать технологию, как оптимизировать труд, как сэкономить время. “У нее уникальный ум. Она может собрать разные приборы, чтобы облегчить работу. Мы не всё можем купить, а что-то соорудить мы можем. И, конечно, образование, менталитет. Даниэла для нас — большое приобретение”, — хвалит ее сестра Нина.

Еще сто лет назад, говорит Даниэла, сестры физически были более крепкими: они трудились сами, большая часть полевых работ выполнялась вручную. Теперь же насельники не в состоянии брать на себя подобную нагрузку – даже собрать в поле картошку на целую общину. К тому же большинство из них – люди преклонного возраста. Поэтому, с одной стороны, приходится пользоваться современной техникой. А с другой, пытаться приспосабливать ее к меньшим объемам производства – то есть переносить технологии на монастырский уровень (об этом подробнее в другом материале о Михново – про то, как в общине устроено хозяйство).

“Наше главное общение – с Богом”

Но и в своем увлечении технологией, считает Даниэла, тоже надо уметь останавливаться, не забывая о том, что жизнь в христианской общине – это все-таки не то же самое, что жить и работать на ферме. Поэтому она всегда старается прислушиваться и к внутреннему голосу, и к тому, что говорит духовный отец. Сестра Даниэла.

“Тебе кажется, что ты владеешь ситуацией, а на самом деле, она тебя давно проглотила. У меня так было со смартфоном. Мой духовный отец, увидев, насколько я им поглощена, посоветовал мне от него избавиться – сказал “откажись от него”. По его реакции я поняла, что не владею собой, что я не свободна, когда держу в руках эту штуку. И я помню этот момент – я действительно от него отказалась. Но поскольку этот телефон был подарок мамы, я ей в этом призналась. Надеялась, что она меня поймет. Ведь мои родители – любящие, а любовь все покрывает”.

Даниэла говорит, что привыкать к отсутствию смартфона было трудно. Но сейчас с радостью демонстрирует свой кнопочный телефон и сожалеет лишь о том, что он не делает хороших фотографий.

“Когда мне нужно, через компьютер выхожу в интернет. Я слежу за своими друзьями, которые имеют публичные профили в соцсетях. Мне же не все равно, как живут люди, которые остались в миру, все те, кого я люблю и уважаю, чье творчество я ценю, как песни Елены Фроловой, – говорит Даниэла. – Но как бы ни было важно человеческое общение, наше главное общение в общине – с Богом. Это общение не на горизонтальном, а на вертикальном уровне. Жизнь несколько одинокая, но она и должна такой быть. Спаси себя – и хватит с тебя”.

И хотя Даниэла не связана никакими монашескими обетами, она очень надеется, что сможет остаться в Михново до конца своих дней. Недавно к ней в гости из Германии приезжала сестра с девятилетней племянницей. “Представьте себе, эта маленькая немка сказала маме на второй день: “Я хочу здесь жить”. Она почувствовала, что тут благодать, раскрылась тут как цветок. Вот так и бывает со многими”. Для тонких натур верующих, считает Даниэла, Михново – самое подходящее место.

Наталия Фролова
Фот. Наталия Фролова

Leave a Reply