Возмущение несправедливостью, протест, попытка добиться исполнения закона, угрозы, арест, побег: тысячи белорусов прошли этот путь, начиная с 2020 года, и верят, что он раньше и ли позже приведет их на родину. Дороги с красным ковром со скидкой на “слабый пол” для белорусок в этой истории предусмотрено не было. Но самые хрупкие оказались самыми сильными и бескомпромиссными, как и 200 лет назад. Об этом 10-ый и заключительный выпуск проекта “Коридор”.

“Буквально в пяти метрах от меня милиционеры дубинками и ногами забивали до смерти истошно кричащего молодого парня. Здоровенные милиционеры без зазрения совести избивали до полусмерти и старых, и молодых, и мужчин, и женщин, и подростков”, – вспоминает медсестра Илона Руденя, которой вскоре тоже понадобилась помощь, а затем пришлось бежать из Беларуси ради спасения своих детей, мерзнуть в зимнем лесу, блуждая в поисках литовской границы.

Двести с лишним лет назад эти леса не раз становились убежищем – для повстанцев и юной графини-революционерки из остзейского дворянского рода Эмилии Плятер (лит. Emilija Pliaterytė). Участницу ноябрьского восстания 1830 года, в ходе которого она сначала организовала и возглавила небольшой партизанский отряд, а затем была командиром роты литовских пехотинцев в звании капитана, теперь считают национальной героиней как в Литве, так в Польше, Беларуси и Латвии.

“Коридор” из Беларуси в Литву, из 2020 в 1830 год на этот раз знакомит нас с двумя женщинами, которые не требовали к себе особого отношения и хотели добиться справедливости для всех.

К протестам против Лукашенко и его режима Илона решила присоединиться, по ее словам, для того, чтобы восторжествовала справедливость. Она переносила листовки, которые призывали людей к смещению власти и обличали преступления режима Лукашенко, обагрившего руки в крови своих граждан. В день президентских выборов, как говорит Илона, она исподтишка брала и снимала интервью с милицейским начальством Солегорска, города, где она жила. Расспрашивала о том, почему начальники вывели на городскую площадь милицию особого назначения (ОМОН – ред.).

Деятельность женщины в день выборов не осталась незамеченной и вызвала гнев со стороны руководства милиции, сотрудники которой начали Илону запугивать и терроризировать. Именно тогда, 9 августа, в день выборов, как вспоминает наша героиня, вечером ее в первый раз и арестовали. Арестовали во время съемок, когда женщина стояла и снимала при помощи мобильного телефона, то, как милиция избивает людей.

“Буквально в пяти метрах от меня милиционеры дубинками и ногами забивали до смерти истошно кричащего молодого парня”, – я это все снимала, говорит Илона.

Как только милиционеры увидели, что их действия фиксируются на камеру, женщина превратилась для них в очередную цель для избиения, ее ударили несколько раз дубинкой в том числе и по голове, попытались отобрать и разбить телефон.

“Здоровенные, специально тренированные милиционеры без зазрения совести избивали и старых, и молодых, и мужчин, и женщин, и подростков”, – содрогаясь от ужаса, вспоминает Илона.

После избиения милиционеры затолкали женщину в автозак и увезли в РУВД (Районное Управление Внутренних Дел – ред.), в котором ее продержали несколько часов. После появился Сергей Иванович Соловей, заместитель начальника РУВД, который унижал и оскорблял задержанных – как рассказывает Илона – милицейский чин, без суда и следствия решал, кто отправится в тюрьму и на какой срок.

“Соловей, спрашивал у задержанных “сознаешься”, если задержанные отвечали “да”, назначал минимальное наказание, если люди отказывались сознаваться, то он назначал им максимальный срок в тюрьме”, – продолжает рассказывает Илона.

Когда подошла очередь Илоны, милицейский начальник за то, что она снимала на камеру телефона избиения невинных людей, пообещал посадить ее в тюрьму строго режима на пять лет. Героиня нашей истории вспоминает, что когда она услышала, что ее ждет пять лет тюрьмы строгого режима, она оказалась в шоковом состоянии. В голове женщины бились мысли: “что будет без меня с моими детьми…”

Илону по ее словам, во-первых, спасло то, что среди милиционеров оказался ее сосед, который за нее заступился и, во-вторых, то, что она не растерялась и сумела имитировать приступ истерики, до которой и в самом деле было рукой подать.

Во второй раз женщину арестовали 12 августа, когда она пришла в РУВД писать заявление о том, что во время ее задержания милиция нарушила ее права и попыталась потребовать, чтобы ее направили на судебно-медицинскую экспертизу для того, чтобы доказать избиение со стороны милиционеров. Попытка добиться справедливости закончилась тем, что вместо следователя Илону ждала встреча с омоновцами, которые затащили ее к Сергею Ивановичу Соловью, а он, как только ее увидел, сообщил: “тебе надоело ходить на свободе, будешь гнить в тюрьме”. Из кабинета начальника женщину потащили в тюремную камеру, в которой ей предстояло дожидаться суда, но в камере ей стало плохо, она потеряла сознание.

Прошло около четырех часов пока сотрудники милиции сообразили, что узница без сознания и вместо того, чтобы вызвать скорую помощь, женщину отвезли в больницу для душевнобольных. “Видимо, они хотели засвидетельствовать, что я то ли душевнобольная, то ли невменяемая, но в психбольнице мне сказали, что они прекрасно понимают положение, в котором я оказалась. Мне сделали успокоительный укол, вызвали такси и сказали уезжай из города, они боялись за мою жизнь”, – продолжает свой рассказ Илона. В дальнейшем, чтобы хоть как-то противодействовать милицейскому террору Илона начала искать и собирать материалы, доказывающие жестокость и коррупцию людей с погонами, материалы, доказывающие что милиция нарушает закон, который должна была бы защищать. Все свои находки женщина выкладывала в социальные сети. Тем не менее Илона понимала, что долго это продолжаться не может, со стороны властей начались угрозы лишить ее родительских прав, поместить детей в интернат для усыновления, а ее саму в тюрьму, поэтому она решилась бежать из страны.

Во время своего бегства из Беларуси границу с Литвой Илона пересекла нелегально, для этого ей пришлось преодолеть перекопанное поле под вышками наблюдения, в затем густой лес. “Как мне удалось пересечь это поле, я до сих пор не понимаю. Я бежала, с рюкзаком на спине, спотыкалась на холмах, молилась Богу и надеялась, что у меня все получится, боялась, что белорусские пограничники меня расстреляют”, – вспоминает Илона, драматический момент из своей жизни.

Пробраться через лесную чащу оказалось ничуть не легче, чем бежать, что было мочи через поле. В лесу женщина заблудилась, чтобы выбраться из чащи, ей понадобилось как минимум четыре часа. Как говорит Илона, включить мобильный телефон, чтобы определить, где она находится и куда идти дальше, чтобы выйти в Литву, она опасалась “а вдруг наши, белорусские пограничники запеленгуют и поймают”. Тем не менее, когда женщина поняла, что выйти из леса у нее не получается, она решилась включить телефон и будь, что будет. Посмотрев на карту, Илона поняла, что, блуждая в течение этих четырех часов, она все-таки пересекла белорусско-литовскую границу и сейчас находится в Литве. Переход дался женщине нелегко, так как на дворе стоял декабрь, она промерзла, промокла, оказалось, что у нее были отморожены ноги и руки, к счастью, как она вспоминает – легко. Литовские пограничники угостили и отогрели ее горячим чаем.

В Литву Илона бежала одна, но благодаря удачному стечению обстоятельств ей удалось забрать своих дочку и сына. Как говорит Илона, воспитывать двоих детей в одиночку тяжелая задача даже в своей родной стране, эмиграция эту задачу делает еще более сложной. К счастью, у детей Илоны нет проблемы со своими литовскоязычными и русскоязычными сверстниками, которые принимают их в свою компанию. Молодая женщина гордится тем, что ее дети постепенно запоминают и начинают в повседневной речи использовать слова из литовского языка. Родители с Илоной не общаются. Причина? И мать, и отец поддерживают Лукашенко, гражданская позиция дочери, то, что она критикует режим сначала вызвали у них гнев, потом отторжение и… они разорвали все отношения с Илоной.

“Твои родные люди, которые должны тебя поддерживать, люди роднее которых нету, отказываются от тебя. Это очень, очень страшно и больно”, – с болью в голосе рассказывает Илона. По словам женщины, боль в душе от разрыва с родителями, ей помогают успокоить ее дети. Женщина мечтает вернуться домой, на родину в Беларусь, но, по ее словам, пока у власти остается Лукашенко и поддерживающие его чиновники и силовики, сделать этого она не может. Поэтому планы на будущее Илона связывает с Литвой, она мечтает открыть свой салон красоты, фитнесс-клуб или частный детский сад.

Эмиграция далась нашей героине нелегко, женщина, не таясь рассказывает, что эмиграция это прежде всего означает проблемы, вызовы, иногда одиночество. Справиться со всем этим нелегко, но можно, как утверждает героиня нашей истории.

Из того, что ей в Литве не понравилось и не нравится до сих пор, Илона упоминает бюрократию и то, что тяжело попасть на прием к врачу, особенно, если идет речь об узкоспециализированных врачах, но женщина не скрывает, что Литва стала ей второй Родиной. Несмотря на те ужасы, что Илоне пришлось пережить в Беларуси, и испытания эмигрантской жизни, идеалы протеста, идеалы, которые заставили женщину выйти с мобильным телефоном в руке и встать перед милиционерами с дубинками – сохранились. “Я хочу, чтобы Беларусь была свободная, счастливая и независимая, хочу, чтобы та тьма, которая пришла к власти и подчинила страну и ее жителей 27 лет назад (Лукашенка стал президентом – ред.) исчезла. Хочу, чтобы люди, которые живут в Беларуси, не подвергались ни пыткам, ни насилию”, – подводит итоги нашей беседы Илона. Проект “Коридор” — это серия фильмов, подкастов и статей о современных белорусах, нашедших убежище в соседних с странах, и исторических деятелях, героях, слова и действия которых оказались чрезвычайно актуальными спустя сотни лет.

RU.DELFI.LT
Фот. RU.DELFI.LT
Витольд Янчис

Leave a Reply