В огромном ворохе уголовных дел на белорусов есть отдельное “дело студентов”, поскольку каток репрессий, обрушившийся в целом на гражданское общество, не обошел стороной и их. Mногие были отчислены и вынуждены уехать, другие сели на скамью подсудимых, а третьим пришлось замолчать.

Бывшая студентка-дизайнер Гродненского университета имени Янки Купалы Маргарита Шиша относится к первой группе. В Гродно курсовую работу в бело-красных цветах лучшей студентке курса завершить и защитить не разрешили. Получится ли у нее заручиться поддержкой и сделать это в Вильнюсе, где она продолжает свою учебу в Европейском гуманитарном университете?

О том, каким был “коридор Гродно-Вильнюс” Маргариты, что ее побудило занять активную позицию, насколько легко дался переезд, и при каких условиях она бы вернулась рассказываем в новом выпуске нашего проекта “Коридор”.

“Мы еще школьниками выбирали себе президента, и это был не Лукашенко”

Маргарита Шиша училась на факультете дизайна и искусств Гродненского университета имени Янки Купалы, специализировалась на дизайне костюма. Выбор этого направления во многом был продиктован ее увлечениями детства и родителями, сумевшими вовремя направить ее талант в нужное русло. С ранних лет Маргариту отдали в художественную школу. “В конечном итоге я в принципе хорошо училась в школе и занималась дополнительно рисованием, изучением живописи, рисунка, истории искусств. И мне это все действительно нравилось. Наверно с тех пор, это класс пятый, у меня была идея, что я хочу быть дизайнером. Я понимала, что это то, к чему у меня лежит душа, то, что мне нравится делать и чем бы я хотела заниматься на самом деле”, – вспоминает она сегодня.

Помимо того, что Маргарита хорошо училась в школе, она принимала активное участие и во внеклассной деятельности. В ее школьные годы еще можно было относительно свободно говорить на уроках истории и различных кружках на те темы, которые сегодня в Беларуси под запретом. “Не могу сказать, что это прям был интерес к политике и что он на постоянной основе чем-то подпитывался и поддерживался. Нет. Еще со школьной скамьи я ходила на всякие клубы старшеклассников, которые в школе проводились учителями истории. Мы обсуждали и религию, и политику, и президента себе выбирали, когда были президентские выборы. Просто как школьники, которые что-то пообсуждали и собрались в каком-то кабинете. И это был не Лукашенко”, – не без гордости говорит Маргарита.

Этот дух и вкус, хотя и относительной, но свободы, был впитан навсегда и просто не позволил сделать вид, что ничего не происходит, в момент, когда толпы ОМОНовцев в полной амуниции избивали и убивали ее соотечественников на улицах Минска и других городов.

Роковой рубеж

Роковым рубежом, когда становится понятно, что страна идет в тупик, и ты не можешь поверить в то, что увиденное на фото и видео творится на улицах твоих городов, для Маргариты стали дни 9,10 и 11 августа. “После августа, ты уже не можешь забыть, что, например, человека 10 августа застрелили в упор. Ты уже не можешь простить, что людей избивают на улицах, что в обычный мирный марш кидают светошумовые гранаты, что 1 сентября задерживают студентов. Ты уже не можешь это принимать как нормальное. Ты берешь и говоришь, что ты против и что ты хочешь что-то исправить”, – объясняет студентка. И тут же добавляет, что страх хоть и был, но многие студенты смогли его в себе побороть ровно по той причине, что они выросли в системе, где всех запугивают и продавливают.

Среди участников белорусских протестов были и условные “ветераны оппозиционного движения”. То есть, те, кто участвовал еще и в “Плошче” 2010 года (жестко разогнанная акция протеста в Минске после выборов президента 2010 года – ред.), и в акциях после электорального цикла 2006 года. Однако, даже казалось бы “видавшие виды” люди были шокированы теми зверствами и проявлениями садизма, которые демонстрировали сотрудники милиции и ОМОНа. Шокирующим это было и для Маргариты. Причем настолько, что до появления медицинских свидетельств, она отказывалась в это верить. “Меня воспитывали, что человеческая жизнь – самое ценное, что есть. Жизнь любого человека стоит уважать и обязательно нужно ценить в большей степени. Это было не то, что удивительным или пугающим. Это было звоночком предупреждающим – “это не может быть в моей стране”. Но в конечном итоге, когда начали появляться видео и медицинские свидетельства, ты понимаешь, что это действительно происходило, и ты становишься против этого, потому что тебя учили уважать других людей, их жизнь и их свободу”, – говорит она.

Хэштег “#ЯВыхожу” и мем “#ЯникогоНеОтчислю”

В ноябре 2020 года после избиения силовиками в Минске скончался 31-летний Роман Бондаренко. Он вышел в свой двор на “Площади перемен” и вступил в перепалку, препятствуя уничтожению исторической бело-красной-белой символики. Последними его словами в социальных сетях перед выходом из дома стали: “Я выхожу”. После смерти Романа это словосочетание превратилось в хэштег. Первое “Я выхожу” у Маргариты случилось именно у университете. “В первый раз это было в университете, но до этого я присоединилась к стачечному движению, если это можно так назвать, в Гродненском университете имени Янки Купалы. Там студенты организовали свою инициативную группу, и я стала одним из представителей своего факультета на тот момент.

Первое активное действие – это была встреча с ректором университета Китурко Ириной Федоровной. Если говорить именно про акцию, пожалуй, это было 7 сентября. Это была песенная акция в главном корпусе университета, когда к нам спустился проректор по воспитательной работе Сенько Василий Васильевич и сказал что-то в духе “все запрещено”. Сначала он сказал, что петь нельзя, и все прекратили петь. Потом он сказал, что стоять нельзя. Тогда у него кто-то спросил, а дышать можно. На что был ответ “все запрещено”. Кто-то запел в ответ на эту фразу. Это было страшно. Но в то же время ты видишь, что ты не один. Ты видишь, что вокруг тебя человек 20. Ты держишь кого-то за руку, даже если вы не знакомы. Если ты не знаешь текст песни, то поешь с телефона, а если знаешь, то просто поешь. Ты пропитываешься этой невероятной энергией, когда вы все вместе и что-то делаете вместе. Это вдохновляет и заставляет тебя почувствовать, что ты в центре событий и играешь какую-то очень важную роль”, – подробно и в красках рассказывает Маргарита Шиша.

Задержанной именно на уличных акциях Маргарите быть не приходилось. Но сталкиваться лицом к лицу с ОМОНовцами несколько раз довелось. Однажды это было после того, как она вышла с университета. Так совпало, что в этот же день в городе проходила очередная акция и возле стен ее альма-матер дежурил “бусик” с силовиками. В рюкзаке у Маргариты находились бело-красно-белые флаги, но от неприятностей спас случайный прохожий.

“И ощущение того, что я не знаю, что делать – бежать или идти спокойно. И вдруг меня за руку берет парень, который тоже был на этой акции и на ухо тихо шепчет: “Притворись, что ты моя девушка”. И мы спокойно, делая вид, что мы влюбленная парочка идем в парк, а уже оттуда продумываем место, где могли бы спрятаться”, – рассказывает студентка. Во время той самой встречи с ректором университета, которая и стала для Маргариты первым “Я выхожу” в ее жизни, руководитель вуза в течение часа уверяла инициативную группу, что никого не собирается отчислять. Однако в отличие от слов Романа Бондаренко, ставших хэштегом, ее обещания со временем превратились в печальный мем. В конечном итоге людей и отчисляли, и увольняли, и запугивали.

“Коридор” в Вильнюс

Маргарита считалась лучшим студентом своего курса на факультете и практически не пропускала занятий. Однако с ней произошло все, как во фразе, приписываемой прокурору СССР Вышинскому: “Был бы человек, а статья найдется”. Статья для отчисления из университета действительно нашлась. “Официальная причина звучала как систематическое неисполнение обязанностей обучающегося. Она так и звучала в приказе, который подписали ректор и декан. Но что там было за систематическое неисполнение обязанностей, я до сих пор сказать не могу. Потому что выговоры мне давали за то, что я пела на переменах, фразой: “Вы поете не те песни”. Интересно, что надо было петь, чтобы не дали выговор? А претензии со стороны администрации… Я даже не знаю. Наверно то, что мы такие прекрасные, замечательные и хотели выстроить диалог, но нас никто не хотел слушать, и мы решили привлечь внимание каким-то самым простым и самым доступным способом, делая плакаты или выходя на акции. Наверно только в этом у них была претензия”», – рассуждает Маргарита Шиша. После отчисления перед студенткой встал вопрос “А что делать дальше?”. Ответ на него искали всей семьей в ходе долгих споров. Многие родственники считали, что Маргарите можно оставаться в Беларуси, и все будет нормально. Однако ей удалось убедить, что вне Беларуси она будет в большей безопасности и в меньшем стрессе.

Выбор в итоге пал на Литву, поскольку здесь можно было продолжить обучение в Европейском гуманитарном университете. И хотя, абсолютно идентичную специализацию в ЕГУ найти не удалось, Маргарита довольствуется тем, что есть. “В Гродненском университете я была студенткой на дизайне костюма и посвятила этому много времени и сил, и мне это сильно нравилось. Когда я переводилась в ЕГУ, здесь не было выбора направлений дизайна. Здесь был только визуальный дизайн и в данный момент я изучаю анимацию, логотипы, создание брендов и чего-то такого. Это тоже интересно, но для меня не в той мере, в какой интересен костюм, его создание, изначальное придумывание образа-носителя костюма, потом самого костюма на бумаге и потом процесс создания этого всего в ткани. Это то, что мне нравится и к чему лежит душа. Но здесь пока не очень получается работать над тем, что я хочу”, – говорит она.

Отвечая на вопрос, что в сегодняшнем костюме важнее – эстетика или практика, Маргарита Шиша как начинающий дизайнер, придерживается “золотой середины”: “Большинство людей сейчас больше увлеклись практикой. Но дизайнеры, которые продумывают костюм для каких-то супер известных и популярных брендов, продумывают и эстетическую сторону. Потому что мы привыкли, что костюм – это что-то красивое, что может украсить и придать образность человека. Дизайнер в первую очередь продумывает то, как костюм будет выглядеть в конечном итоге для носителя. Поэтому с точки зрения обывателя мы подумываем над практичностью, а с точки зрения дизайнера продумываем эстетику”.

Первые дни в Вильнюсе и Беларусь будущего

Переезд в Вильнюс для Маргариты не был сверхсложным, хотя определенные трудности были. Прежде всего, они связаны с попаданием в новую среду. Вдобавок к этому накладывается то, что это был декабрь 2020 года, когда в стране был локдаун. Тем не менее, Маргарите понадобилось относительно немного времени, чтобы взять себя в руки. “В первую очередь было ощущение какой-то потерянности, потому что ты переезжаешь непонятно куда и во время года, которое ты обычно проводишь с семьей и близкими друзьями. И ты просто чувствуешь себя таким маленьким потерянным ребенком, которого вдруг выкинуло в совершенно непонятную жизнь. Это скорее не одиночество, а потерянность, депрессия, выгорание от потери всей работы, которая была проделана в Беларуси. Ты приезжаешь и ощущаешь себя разбитым. Но через пару месяцев ты начинаешь осознавать, что без людей грустно, скучно и надо заводить знакомства. В конечном итоге ты находишь невероятно потрясающих теплых людей и у тебя не остается времени, чтобы думать о том, одиночество ли это или тебе просто нужно было побыть одному”, – размышляет студентка. В ближайших планах у Маргариты – закончить университет. И только после этого думать: остаться здесь, уехать дальше в Европу или вернуться в Беларусь.

Она хоть и грезит мыслями о скорейшем возвращении, но понимает, что в ближайшее время это нереально. Одним из главных условий для этого является ощущение безопасности. А это само собой подразумевает уход Лукашенко от власти. Ну а Беларусь, в которой хотела бы жить Маргарита Шиша, выглядит следующим образом: “Со школьных времен – это уважение к чужому мнению, свободный выбор, что ты можешь думать. И, пожалуй, помимо уважения и свободы – невмешательство в чью-то жизнь. Если человек говорит, что он думает так и не просит у тебя совета или начала дискуссий, не стоит в это лезть. Потому что многие люди, особенно старшее поколение, пытаются убедить молодежь, что они мыслят неправильно. Нет, молодежь думает так, как думает молодежь. Почему какой-то человек в возрасте имеет право решать за тебя, что твоя мысль неправильная?..”

RU.DELFI.LT
Фот. RU.DELFI.LT

Дмитрий Семёнов

Leave a Reply