Учитель школы в Висагинасе, где учат зарабатывать: “Лучше концентрироваться на узком профиле, но воспитывать настоящих специалистов”

Сегодня на уровне государства активно говорят о социальной разобщенности и отличиях между жизнью в столице и регионах. Все эти нюансы особенно заметны, если говорить об образовании. Каково это – быть молодым учителем в небольшом многонациональном городе и завлекать подростков творческими специальностями в рамках спецпроекта “Шестой урок” рассказала преподаватель из Висагинаса Ольга Мазнева. С оригиналом публикации можно ознакомиться на ru.DELFI.lt

Никогда не говори никогда

В отличие от большинства наших собеседников Ольга Мазнева поведала нам, что изначально не хотела быть педагогом. Более того, еще в школе она говорила, что “никогда не будет заниматься учительством”, но жизнь сложилась по-иному. Сегодня она преподает технологии, дизайн и рекламу в Висагинском центре обучения технологиям и предпринимательству, и очень довольна тем, что работает с подростками.

“Я всегда говорю своим ученикам – никогда не говори никогда. Дело в том, что в школе я всегда говорила, что никогда не буду учителем и никогда не стану блондинкой… Я наблюдала за своими учителями и мне казалось, что это точно не мое, а в итоге в школу я попала после учебы в университете. Я окончила Вильнюсскую художественную академию, позже стала магистром в той же академии и вышла замуж. Когда я родила ребенка, мы с мужем решили, что жизнь в Вильнюсе не для нас. На тот момент в Вильнюсе я работала в агентстве по рекламе, но после рождения первенца нам как молодой семье хотелось больше спокойствия, поэтому мы вернулись в Висагинас. Позже в Висагинасе у меня родился второй ребенок, поэтому на пару лет я выпала из жизни”, – рассказывает собеседница.

По словам Ольги, преподавать она начала не сразу. Изначально она занималась рекламой и продвижением собственной газеты на уровне Висагинаса.

“Два года я выпускала собственную газету параллельно с основной газетой Висагинаса под названием “Сугардас”, которая поступала в каждый дом. В то время мы создали им конкуренцию, развивать этот бизнес было не так просто, но это совсем другая история… В конце концов, я поняла, что прожить на доходы от этого дела крайне сложно, что и привело меня в учителя. Я пришла к директору, он спросил, что я умею – мне повезло, так как им как раз нужен был специалист, готовый преподавать творческую специальность. Меня поставили работать с 12-м классом. В целом мне очень нравится работать с молодежью, и у меня никогда не было с этим проблем. Мой основной поток – ученики 11-12-х классов, поэтому трудностей не возникает – это уже сформировавшиеся личности”, – утверждает Ольга.

Наша собеседница говорит о том, что ей комфортно работать со старшеклассниками и те отвечают ей взаимностью. Основная сложность в ее работе – отсутствие мотивации у части учеников, но это дело наживное. По ее словам, во многом этот момент как раз зависит от учителя. В минувшем году она получила квалификацию учителя-методиста.

“Кто-то может поболтаться, поучиться и найти себя, а кто-то так и не находит”, – говорит она.

@DELFI

Новое время – новые возможности

Работать в упомянутой висагинской старшей школе Ольга Мазнева начала семь лет назад, хотя образование получила еще в 2003 году. На вопрос о том, не устарели ли полученные ею знания, а также, признает ли она то, что современное поколение живет иными представлениями о жизни, наша собеседница отвечает, что за последнее десятилетие у молодежи появилась масса новых возможностей для познания мира.

“Например, когда я была в университете, то поехала учиться в Финляндию по программе Erasmus. Это было начало 2000-х, когда в Литве об этой европейской системе еще мало знали. Тогда, чтобы попасть на эту учебу, приходилось пройти серьезнейший отбор, но мне каким-то чудом это удалось, и я ни о чем не жалею! В Финляндии я увидела, как работает их хваленая система образования, которую до сих пор всем ставят в пример как одну из лучших в мире. Там совершенно иной подход – модульный. Мы подошли к этой системе только сейчас, да и то, когда речь идет о профессиональном образовании, а не университетском, где еще вовсю главенствует академический и несколько устаревший, на мой взгляд, подход к обучению.

Модульная система предусматривает под собой точечное подробное изучение одной темы с участием реальных специалистов, работающих в тех или иных отраслях, которые вы осваиваете. При этом люди знают и сами выбирают, сколько модулей они способны осилить. Будучи преподавателем, сейчас я сама работаю по той же модульной программе, хотя и она нуждается в доработках. Когда я получила свой учебный план, у меня возникло множество вопросов – складывается ощущение, что мы хотим сделать из ученика человека-оркестра, который должен уметь делать все, но это неправильно, поскольку в этом случае приобретенные знания будут поверхностными. Я считаю, что лучше концентрироваться на узком профиле, но воспитывать настоящих специалистов”, – отмечает Ольга.

Хочешь что-то изменить – сделай сам

Наша героиня рассказала, что под ее началом ученики развивают свои бизнес-проекты, которые связаны с творчеством. Некоторое время назад им удалось создать собственные Escape Room – это своеобразная игра-квест, где человеку необходимо на время выбраться из определенного тематического пространства. Этот проект даже стал туристической точкой притяжения в Висагинасе.

“Два года назад на уроках рекламы мы провели мозговой штурм, на котором пытались придумать, что бы такое мы могли сделать для нашего города в рамках школы и отдельных занятий. Было очень много классных идей, но кто-то предложил Escape Room, хотя большинство, включая меня, никогда в таких комнатах побега не были. Позже с учениками мы съездили в Вильнюс, Каунас, где посетили такие комнаты и возвращались с большим энтузиазмом, уже думая над тем, как мы будем реализовывать наш проект. Идея была классная, но основная проблема заключалась в том, что школа не может оказывать платные услуги, здесь пришла на помощь специальная американская программа Junior Achievement, которую в Литве активно продвигают некоторые учителя экономики. Суть ее сводится к тому, что дети работают с реальными деньгами, ведут подсчеты, развивают свое дело, а учитель является лишь консультантом и не имеет права притрагиваться к деньгам. По такой программе ты работаешь год – предоставляешь финальный отчет и возвращаешь деньги, которые были выделены в качестве стартового капитала. Наши ученики отлично справились!”, – повествует героиня.

Их комната посвящена теме радиации, что естественно и очень символично для Висагинаса, где большая часть жителей связана с работой на Игналинской АЭС.

“Висагинас и радиация – это синонимы, хотя ее здесь вообще нет. Наш радиационный фон даже лучше, чем в Вильнюсе, но это ассоциации, символы и стереотипы, на которых мы играем, монетизируем и содействуем развитию туризма. Вторая комната – это импровизация на тему Гарри Поттер. Обе пользуются большой популярностью”, – повествует она.

@DELFI

Более того, буквально накануне Ольга и ее воспитанники были удостоены награды от упомянутой организации Junior Achievement. Висагинский профцентр признали одной из лучших школ в Европе, говоря о развитии предпринимательских инициатив. Церемония награждения прошла 16 октября в Хельсинки.

“Очень приятно, что в итоге нашу работу высоко оценили создатели программы. Мы получили награду за развитие предпринимательских навыков у учащихся, а именно за создание тех квест-комнат, о которых я говорила ранее”, – повествует она.

Ольга Мазнева говорит, что преподавание основ рекламного дела и технологий не требует столь серьезного подхода со стороны учеников, так как большинство из них воспринимает это как возможность отдохнуть после более сложных предметов. Однако такая непринужденная и благоприятная атмосфера не мешает, а, напротив, настраивает на плодотворный учебный процесс и развитие тех или иных творческих инициатив.

“Наверное, благоприятная атмосфера в мастерской способствует налаживанию более неформальных отношений. Мой предмет – это своеобразная медитация. Ученики могут что-то вырезать, сочинять, придумывать, макетировать и параллельно расслабляться. На моей практике никогда не было такого, чтобы я кому-то ставила двойки, четверки или пятерки. Ребята все делают хорошо и мотивация есть практически у всех. Даже тогда, когда к нам приезжали проверяющие из Вильнюса, они сразу отмечали, что у нас очень простая дружелюбная атмосфера, которая располагает к обучению”, – рассказывает педагог.

Помимо всего прочего, Ольга поведала, что сегодня педагогика – не единственное ее занятие. Большую часть времени она отдает дизайну, работая на фабрике Utenos trikotažas.

“Я счастливый человек, потому что работаю не только в школе, но и в сфере дизайна – мне нравится, что я могу совмещать два этих направления, обучаясь, работая и обучая одновременно. Я создаю оригинальные принты, узоры, и изображения на одежду”, – говорит Ольга, подчеркивая, что, несмотря на то, что ей нравится эта работа, она не может отказаться от преподавания в школе.

Отцы и дети

Что касается конфликта поколений, наша героиня отмечает – годы в любом случае дают знать свое, поэтому пожилым учителям сложнее найти общий язык со школьниками.

“Отцы и дети – это всегда пропасть… Вечный классический конфликт. Более того, я начинаю видеть эту пропасть даже на уровне своей семьи. Моей дочери сейчас 13, а сыну 15 лет, и у нас уже разное миропонимание, мышление и отношение к тем или иным вещам. В первую очередь речь идет об информации, поскольку у них, по сути, все есть, они не выходят из зоны комфорта, они не сталкиваются с тем, что у них чего-то нет. Они живут в век информационных технологий. Я же застала то время, когда информацию нужно было хорошенько поискать. Если говорить о моей бабушке, которая жила в Казахстане, то там вообще речь шла о банальном выживании – не хватало всего, а сейчас мир сильно изменился. Все это сказывается и на обучении, и на системе ценностей”, – констатирует Ольга, отмечая, что старается стереть эту разницу.

Также она рассказала, что нередко ей приходится выступать в роли психолога для своих учеников. Вопросы травли, поддержки детей из неблагополучных семей до сих пор остаются крайне острыми, но действующая система не способствует решению этих проблем.

@DELFI

“В моей практике нередко встречаются дети из проблемных семей. Более того, существующая система никак не благоприятствует тому, чтобы помочь таким ученикам… Прежде всего, это отражается на уроках – люди перестают посещать школу, тогда подключаются социальные работники, но помогают мало. По сути, давайте подумаем, что они могут сделать – пару раз прийти домой, провести условную воспитательную беседу с родителями, проинспектировать положение отдельной семьи, но, как правило, в итоге получается все еще хуже, и ребенок страдает еще больше, так как подвергается дополнительному давлению от родителей. В итоге система оборачивается против ребенка. Я не раз сталкивалась с тем, когда школьники делились со мной сугубо личными историями, но очень просили, чтобы я, не дай бог, ничего не говорила соцработнику или соцпедагогу. Иными словами, тем детям, кто пытается справиться со сложными ситуациями, система не столько помогает, сколько усложняет жизнь… Но самое страшное, что большая часть детей из проблемных семей подсаживается на алкоголь, наркотики, попадает в плохие компании, а оттуда выбраться крайне затруднительно”, – размышляет Ольга.

Молодежь хочет эмигрировать

В вопросе перспектив, которые стоят перед выпускниками ее школы и молодыми рекламщиками, получившими какой-то базис в маленьком городе на периферии, Ольга Мазнева признается, что большая часть хочет уехать в столицу или за рубеж.

“Большинство ребят хотят уехать, чтобы учиться, но они не думают о том, чем планируют заниматься дальше. Основное желание – вырваться из маленького города. Ко мне недавно приходила бывшая ученица, которая окончила школу два года назад и говорила, что планирует получить высшее образование и открыть в Лондоне собственную Escape Room по примеру тех, что мы создавали с ней в Висагинасе. В целом для молодежи естественно желание куда-то отправиться. Я тоже хотела в Вильнюс после школы и успешно реализовала этот план, а если бы тогда были открыты границы, то отправилась бы еще дальше. Но здесь есть свои плюсы – наш город очень компактный. Здесь очень комфортно жить с детьми, я всегда знаю, где находится мой ребенок, всегда могу его забрать из школы, с того или иного кружка или от бабушки. Более того, здесь очень удобно инвестировать в саморазвитие своего ребенка, нежели в какой-нибудь Англии”, – утверждает Ольга.

Висагинас – молодой город на перекрестке культур

Не секрет, что Висагинас стоит особняком от других городов Литвы, поскольку это единственный населенный пункт, где большую часть населения составляют этнические русские, а в общественной жизни русский язык даже превалирует над литовским. По словам Ольги, в этом нет никакой проблемы – все отлично ладят между собой, говорят как минимум на двух языках и понимают друг друга. Те же принципы она исповедует, работая в школе, но есть те, кто хочет нарушить это согласие.

“Я преподаю на двух языках, всегда учитываю запрос аудитории. У меня есть русскоязычные классы и литовскоязычные классы. Я стараюсь отдавать приоритет литовскому языку, но всегда иду навстречу детям, чтобы им было максимально удобно и комфортно. Мне очень жаль, что некоторые мои коллеги придерживаются иного мнения, требуя, чтобы преподавание шло только на государственном языке. Безусловно, язык очень важен, но я не вижу никаких проблем в многоязычии. Тем более, что я в совершенстве владею литовским языком. Возможно, в каких-то моментах уже даже лучше, чем русским”, – рассказывает Ольга.

Она говорит, что ей крайне не нравится, когда люди со стороны педалируют языковой и национальный вопрос в Висагинасе. По ее словам, живущие здесь люди прекрасно ладят между собой и всегда могут договориться, поэтому не нужно нарушать эту гармонию, не понимая того, по каким законам живет этот уникальный для Литвы город.

“Некоторые люди со стороны пытаются разжигать какую-то национальную рознь и провоцируют раздор. Мы же говорим следующее – когда к нам никто не вмешивается, то все отлично уживаются между собой. И литовцы, и русские, и поляки, и евреи – все находят общий язык. Например, моя мама плохо знает литовский, но почти все понимает, поэтому литовцы говорят с ней на литовском, а она отвечает по-русски и те, в свою очередь, тоже все понимают, у них прекрасно налажен диалог. Но если приедут какие-то националисты, а такое бывает, которые будут в грубой форме требовать говорить с ними только по-литовски, то она очень растеряется, потеряется и расстроится… Мы же находим общий язык и всегда помогаем друг другу”, – с гордостью подчеркивает наша собеседница.

В школу – за 150 километров

Что касается школьного обучения и сложностях в изучении литовского языка, которые были особенно актуальны 15-20 лет назад, Ольга поведала, что для того, чтобы в совершенстве освоить язык, в 11-м классе она решила перейти в литовскоязычную школу. Однако в Висагинасе ее не приняли, поэтому каждый день целый год она ездила за 150 километров в вильнюсский район Шешкине.

“В 10-м классе – это был 1997 год – я решила, что я должна выучить литовский. Я обратилась в нашу местную школу, но они ответили мне, что готовы меня принять, понизив до 8-го класса – такой вариант меня, разумеется, не устраивал. Тогда мы с подружкой решили самостоятельно поехать в Вильнюс, пришли в вильнюсский Дом учителя, нашли там какую-то потрясающую женщину, которая дала нам список школ, которые потенциально могли бы нас принять. В итоге нас определили в гимназию Озаса, а директор принял нас сразу в 11-й класс. Более того, он даже предоставил нам общежитие и бесплатные обеды, зная о том, что мы ежедневно проделываем такой большой путь. Я ему очень благодарна! Он очень проникся нами. В итоге я сильно поднажала на литовский и хорошо выучила язык. Позже я вернулась в Висагинас, так как начала готовиться к поступлению в художественную академию. 12-й класс я окончила уже в Висагинасе”, – делится воспоминаниями Ольга.

Она утверждает, что сегодня вопрос языка не стоит так остро – у детей из школ с русским языком обучения в Висагинасе появилось гораздо больше возможностей выучить язык, не прибегая к таким радикальным мерам, как в свое время делала Ольга.

“У нас все настолько смешалось, что на 1 сентября бывают забавные истории – у меня в классе есть ученики с литовскими именами и фамилиями, которые могут плохо говорить по-литовски и считать своим родным русский язык. А бывает и наоборот – как-то в классе ко мне пришел мальчик с абсолютно русским именем и фамилией, к которому я обратилась по-русски, но оказалось, что русским он владеет крайне плохо, так как он окончил литовскоязычную школу, а в семье, очевидно, тоже в обиходе литовский, а не русский”, – говорит наша героиня.

Беда века технологий – поверхностные знания

Ольга Мазнева рассказала и о своем видении мира высоких технологий и о том, влияют ли они на мышление современного человека. Она затронула интересную тему о миропонимании и системе ценностей как таковой. По ее словам, излишняя технологичность может привести к ограниченности. Стремясь упростить все и вся, мы забываем о том, что по-настоящему дорого.

“Я вижу проблему в том, что некоторые люди за счет технологий, которые в данном контексте я бы поставила в кавычки, отказываются глубоко мыслить и анализировать. Люди воспринимают информацию поверхностно и не хотят вдаваться в детали… Например, у нас в городе хотят снести здание самого первого в Висагинасе детского сада. Сейчас он заброшен и законсервирован – это плохо. Большинство выступает за снос, так как считает его бельмом на глазу, но это и есть мышление человека, который ни во что не вникает. Этот садик был самым первым в городе, его проект разрабатывала так называемая каунасская архитектурная группа. Этот садик не типовой – он единственный в своем роде во всей Литве, следовательно, он представляет значимую историческую и архитектурную ценность. Он построен в качестве аллюзии на атом в дань уважения к висагинским атомщикам. Там использовался мрамор, уникальная керамика, но грустно, что об этом забывают”, – сетует Ольга, говоря о том, что за счет технологий, помогающих существенно упростить жизнь, многие современные дети, да и не только они, теряют всякую способность мыслить, исследовать и кропотливо работать, что в конечном итоге убивает понятие профессионализм.

Раньше было иначе

На вопрос о том, как Ольга оценивает статус учителя в обществе и не кажется ли ей, что ситуация изменилась в худшую сторону, говоря об уважении и престиже, она отвечает, что все очень индивидуально.

“Все идет из семьи. Своим детям я постоянно говорю, что учителя в любом случае необходимо уважать, что бы ни произошло. Но есть родители, которые думают иначе. Не зная всей ситуации, они вмешиваются во взаимоотношения педагога и ребенка, буквально атакуют преподавателя, но это неправильно. Я так не делаю. Мое жизненное кредо таково: если ты достоин большего, тебя всегда заметят и оценят по заслугам, главное не идти наперекор. Предположим, поставили тебе сейчас плохую отметку, ну и что с того… В следующий раз постарайся и поставят лучше. Учитель делает свою работу, взращивает детей”, – говорит она, делясь своим личным опытом.

Что касается положении педагога в обществе в целом, наша героиня воздержалась от ответа, но подчеркнула, что сегодня учителем работать тяжелее, нежели 30-40 лет назад.

“По рассказам моей мамы и бабушки, к учителю всегда относились с огромным пиететом, сейчас такого нет. Когда я заканчивала школу, то ситуация была уже такой, что и сейчас – отношение принципиально изменилось. Воздержусь от ответа о том, хорошо это или плохо. Таковы сейчас жизненные реалии, с которыми нужно считаться”, – сказала Ольга.

Наша собеседница посетовала на то, что сегодня из учителя пытаются сделать “чиновника”, занимающегося бумажной волокитой. В этом она не видит ничего хорошего, так как задача педагога – преподавать и давать знания, а не заниматься крючкотворством.

“Эта часть работы мне не нравится. С одной стороны, это административные вопросы, и тебе везде нужно перестраховываться. Чуть ли не каждое свое действие учитель обязан подкреплять кучей документов. Особенно сейчас, когда учителей перевели на штатную систему работы. Это дополнительная нагрузка”, – отмечает Ольга, говоря о том, что нововведенная система оплаты труда вызывает много вопросов, а сама она поддерживала учителей во время прокатившихся по стране массовых протестов, хотя ни в одном из профсоюзов не состоит.

Что касается трудностей в современной системе образования в Литве и того, что учителям постоянно приходится отстаивать свои права и бороться за место под солнцем, Ольга Мазнева считает, что все здесь довольно тривиально. “Думаю, вся проблема в том, что нет денег, а правительство постоянно ищет, где сэкономить”, – подытожила наша героиня.

Денис Кишиневский
Фот. @DELFI

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here