Для того чтобы быть преподавателем, сегодня мало просто хорошо знать свой предмет – нередко учителю приходится быть и другом, и психологом, и авторитетом во всех смыслах этого слова, так как смена поколений, нравов и ценностей дает о себе знать. В рамках спецпроекта “Шестой урок” учитель английского из Вильнюса Виталий Климович делится своими мыслями о современной педагогике, проблемах в системе образования и отношению к учителям в обществе. С оригиналом публикации можно ознакомиться на портале ru.DELFI.lt.

Школа – другой мир

На протяжении последних 20 лет Виталий Климович преподает английский язык в Вильнюсской гимназии имени Юзефа Игнация Крашевского с польским языком обучения. Еще в старших классах он раздумывал над тем, чтобы пойти в учителя, вот только в реальности все идиллические представления о работе в школе развеялись буквально в первые дни.

“Я хотел быть учителем иностранного языка с 9-го класса, а в университете это решение лишь укрепилось, – сказал Виталий, отметив, что у него была возможность остаться работать при университете, но ему не понравилась царящая там атмосфера искусственности. – В определенный момент я почувствовал, что академическая обстановка университета – это какая-то оранжерея. Там несколько искусственная жизнь – я хотел быть ближе к народу, к настоящему народу, хотел в живую школу, где справляются с житейскими проблемами. Однако, когда я попал туда, то понял, что ничего не знаю о школе. Я понял, что представлял себе все иначе. Мне даже говорили, что максимум через месяц я оттуда убегу, но получилось так, что этот месяц продолжается уже 20-й год”.

Виталий Климович рассказывает, что прежде чем попасть в школу, он руководствовался несколько романтическими представлениями о работе в этой сфере – вдохновлялся фильмами, образом идеального учителя и беспрекословно слушающих его учеников, которые были воссозданы в культовых советских картинах.

“Один из моих любимых фильмов – “Доживем до понедельника”, где мы видим фактически идеальных учителей… Даже учительница по английскому в этой картине, которую класс изначально, казалось бы, не принимает, потом завоевывает авторитет. Я очень люблю фильм “Большая перемена”, где неподготовленный учитель, стремящийся сделать карьеру в университетской среде, тоже попадает в вечернюю школу, работая со взрослыми людьми и неожиданно находит там себя. Так вот, когда я пришел в школу, то представлял себе, что школа работает и живет теми же категориями, что и в мое время, когда я сам учился. Я думал, что если строгий учитель входит в класс, то все дети слушаются автоматически, встают чуть ли не по стойке смирно и сидят, сложа руки за партой, но в жизни оказалось все совсем по-иному. Время не стоит на месте, прогресс диктует свое, а в XXI веке молодежь совсем другая, нежели та, к какой принадлежал я сам и какими были мои одноклассники”, – говорит он.


Виталий Климович стал первым героем из нашего цикла, кто откровенно заявил о том, что смена поколений все-таки дает о себе знать, а сегодняшние дети – другие, нежели те, что были 20-30 лет. По его словам, изначально он чувствовал, что современные ученики живут в ином мире, и они говорят на разных языках, поэтому со временем у него изменились и некоторые привычки, и характер, и отношение к учебному процессу и своим воспитанникам в целом. В то же время он считает, что учитель должен идти в ногу со временем – инициатива всегда на стороне педагога.

“Ученики увлекаются рэпом, а я его сочиняю”

Наш герой утверждает, что слова о необходимости заинтересовать ученика – это не пустой звук. Сам он старается не отходить от моды и вызвать интерес у учащихся к литературе на своем собственном примере. От подростков же он узнает о “поэзии новейшего времени” – рэпе и новых музыкальных течениях. Более того, Виталий Климович даже сам упражняется в рифмах и панчах.

“Есть творческие ученики, которые боятся признаться в том, что они сочиняют, например, рэп. Так вот, зная, что я сам пишу стихи, некоторые подходили ко мне и приносили свои тексты, спрашивая, что я думаю об этом – я охотно отвечаю. В свою очередь, я читал им свои “произведения”, а они оценивающе слушали и, кстати, говорили, что им нравится. Я считаю, что теоретически учитель должен разбираться в таких вещах, чтобы уметь поддержать разговор, завоевать авторитет… Например, недавно я узнал от своих учеников, кто такой Баста, хотя до сих пор не слышал ни одной из его композиций, но это все равно очень интересно – нужно разбираться в том, что движет твоими учениками. Ведь они ждут от учителя какого-то откровения, какой-то тайны. Если ты не знаешь, что их интересует, нужно со своей стороны показать то, что умеешь ты сам. Проще говоря, нужно, чтобы они уважали тебя не меньше, чем условного Басту… У меня была история, когда ученик дал послушать мне песню Басты, а я сказал ему, мол, какая эта ерунда – я сам могу написать 100 таких текстов за минуту. Он сказал мне: “Напишите!”… В итоге я за минуту что-то сымпровизировал в тексте. Ученик был под впечатлением, а позже даже показывал меня своим друзьям, говоря обо мне как о сочинителе рэпа. Все это я веду к тому, что сегодняшний учитель обязан соответствовать ученикам. Это касается и твоего мышления, и твоего внешнего облика, и то, каким телефоном ты пользуешься, какие фильмы ты слушаешь, какая музыка тебе близка, во что и как ты одет, а у некоторых есть склонность прибедняться, когда не следует”, – рассуждает Виталий.

@Fot. DELFI / Josvydas Elinskas

Также наш герой поведал нам, что иногда устраивает поэтические вечера и читает ученикам свои стихи. Он даже издал несколько книг, одна из них находится в гимназической библиотеке.

Многое зависит от семьи

Рассуждая о подходах к обучению и о том, почему одни учатся хорошо, а другие – плохо, при этом и не стремятся проявлять какого-либо интереса к английскому, который сегодня без преувеличения можно назвать одним из главных предметов, Виталий Климович подчеркивает, что очень многое зависит от семьи, а не школы.

“Не секрет, что есть толковые дети, а есть слабые – те, кто учится хуже. Отношение к учебе приходит из семьи, родители должны как-то мотивировать ребенка – этим должна заниматься не только школа. Могу сказать, что 60% успеха, говоря о воспитании, зависит от семьи, а 40% от школы… В гимназию ребенок уже приходит сформировавшейся личностью. Если говорить конкретно об изучении моего предмета, отмечу, что некоторые родители сами не знают английского, поэтому не могут показать тягу к знаниям на собственном примере, но есть и другая проблема. Некоторые считают, что их дети знают язык в совершенстве и требуют какого-то повышенного внимания… В таком случае я часто говорю, что в совершенстве говорит только королева Великобритании или классики английской литературы. Совершенству нет предела. Например, сейчас я занимаюсь переводами с литовского на английский, но после меня тексты еще проходят через профессионального переводчика, который и мне может указать на какие-то ошибки, но в этом нет ничего постыдного. Даже приятно, что таким образом я могу совершенствоваться, ведь я не носитель языка”, – говорит он.

По словам педагога, он пришел работать тогда, когда в стране были еще иные стандарты по изучению английского языка, отношение учеников и система образования тоже были другими, а сегодня этот предмет возвели на Олимп важнейших из школьных дисциплин, без нормального знания которого ты вряд ли получишь аттестат зрелости.

“Я пришел в школу, когда английский уже нужно было сдавать как экзамен, но устный экзамен тогда был еще необязательным. Сегодня дети сдают язык в специальных центрах, сдают предмет не своим учителям, а отдельным комиссиям. Я сам регулярно являюсь членом таких комиссий. Ученики очень волнуются, переживают, мы обязаны обращать внимание на их ошибки и оценивать их ответы очень строго, поскольку все записывается на диктофон… Многие меня спрашивают, почему я захотел преподавать именно английский, а началось все с того, что мне хотелось понимать, о чем поют мои любимые иностранные группы. Изначально я изучал русскую филологию, но потом записался на курсы по английскому и очень благодарен судьбе, так как с помощью этого удалось найти работу. Кстати, изначально я пробовал устроиться в русские школы, но в 2000 году новых педагогов не принимали, поэтому пошел в польскую. Наша школа тогда работала в две смены, поэтому учителя были очень нужны”, – рассказывает Виталий.

Не навешивайте ярлыки на Новую Вильню

Что касается отличий в изучении иностранных языков между школами нацменьшинств и обычными литовскими, наш герой заверяет, что нет существенной разницы. По его словам, чаще всего русскоязычные и польскоязычные абитуриенты на экзаменах по английскому показывают даже лучшие результаты, нежели литовцы, поскольку они восприимчивее к многоязычию, нежели представители титульной нации. Хотя, опять же, все зависит от конкретного ученика и уровня преподавания в каждой школе.

Гимназия имени Юзефа Игнация Крашевского находится в районе Новая Вильня – отдаленном от центра столицы. Львиную долю населения здесь составляют русскоязычные и поляки. В публичном пространстве нередко культивируется нарратив об отсталости этого микрорайона, высоком уровне преступности и, как следствие, проблемных детях. Тем не менее Виталий Климович заверяет, что тяжелые времена остались в прошлом, а если кто-то и любит делать упор на негативных оттенках, нужно помнить, что подобная ситуация возникла не на пустом месте.

“Возможно, Новая Вильня была особо неблагополучной в 90-е годы, ведь это промышленный район, где были сосредоточены заводы. Мои родители тоже работали на заводе, а когда заводы закрылись – многие дети были предоставлены сами себе, поскольку взрослым нужно было решать свои проблемы, искать деньги и как-то выживать. В то время было сложнее, а сейчас ситуация улучшилась. Родители работают, присматривают за детьми, воспитывают детей”, – говорит наш герой, подчеркивая, что основная проблема в школах сегодня связана не с “проблемными детьми”, а с повальным использованием мобильных телефонов во время уроков, мешающих, по мнению Виталия, учебному процессу.

XXI век диктует свои правила

На вопрос о том, разумно ли ограничивать использование мобильных телефонов, Интернета во время учебы, когда прогрессивный мир стоит на заре пятой промышленной революции, а также о том, готовы ли школы и учителя смотреть в лицо новой технологической реальности без страха и предубеждений, наш собеседник отвечает, что и они не стоят на месте.

“Даже у нас в школе есть интерактивная таблица, которая дает возможность не просто писать на ней маркером, а показывать различные задания в цифровом формате, включая аудиозаписи и видео. Таким образом, дети могут видеть, например, как люди говорят по-английски в разных жизненных ситуациях. Почти все классы оборудованы проекторами, которые позволяют показывать презентации. Конечно, учебники и тетради никто не отменял, но в жизнь школы уже пришли диски, MP3, хотя и они устаревают. Мне это нравится, я надеюсь, что мы будем совершенствоваться. Я всегда удивляюсь, когда некоторые пенсионеры-учителя ворчат мол, как раньше было хорошо – все аккуратно писали чуть ли не чернильными ручками, и не было никаких проблем… На это я отвечаю, что раньше многим нравилось ходить в валенках, но и что с этого”, – отмечает Виталий.

По его словам, образование должно быть модернизировано в прямом – техническом смысле этого слова, но сам он, говоря о прогрессе, скорее, тяготеет к умеренным консерваторам.

Есть ли жизнь после 90-х

Реформа о продлении учебного года коснулась всех государственных школ, а большинство учителей и самоуправлений опротестовали действия правительства, настаивая на том, чтобы вернуть устоявшийся порядок. Наш герой не стал исключением – он тоже не доволен новой системой, но его школа подошла к решению этой проблемы креативно. Для того чтобы ученики не засиживались летом в жарких классах, руководство гимназии предложило занять учебой некоторые субботы – тогда учащиеся смогли бы, как и раньше, уйти на каникулы в начале июня.

“Июнь выдался жарким, а школы работали до 25 июня, учиться в таких условиях сложно. Этот учебный год мы начали с того, что предложили такие условия – ученики будут работать до 12 июня, но раз в месяц мы будем занимать одну субботу, зато учебный год будет короче. Министерство пошло нам навстречу – большинство решило, что это лучше, нежели сидеть в помещении до конца июня”, – отметил педагог.

Что касается новой системы начисления зарплат, из-за которой в стране так же разразились споры, а учителя в крупных городах организовывали забастовки и многочисленные акции протеста, Виталий Климович заметил, что лично ему сложно оценить все плюсы и минусы, но в целом же его все устраивает.

“Мне трудно поставить себя на место других, так как семьи у меня нет, поэтому фактически я забочусь только о себе. Разве что приходится помогать родителям-пенсионерам. Могу сказать абсолютно искренне и честно – я доволен своей зарплатой, но понимаю других учителей, у которых растут дети – им нужно их кормить, одевать, обувать, дать образование, поэтому причины их недовольства мне понятны. Вероятно, содержать семью на учительскую зарплату сложно. Те, кто бастовали – имели на это право, но я не принимал участия в забастовках. Дело в том, что, когда речь заходит о трудностях, я вспоминаю 90-е годы – вот тогда действительно было очень тяжело, и это не идет ни в какое сравнение с сегодняшними трудностями. Вспоминая о тех временах, я понимаю, что сейчас доволен своей жизнью. К финансовым затруднениям я отношусь философски. Бедность – это не то, когда ты не можешь позволить себе купить машину или тебе не хватает на шубу. Бедность – это когда тебе не хватает на предметы первой необходимости, а лично мне хватает”, – уверенно говорит наш собеседник.

Учитель, подрабатывающий гидом

Один из самых необычных фактов биографии нашего героя – в свое время Виталий Климович стал работать гидом. Он регулярно проводит экскурсии, водит туристов, рассказывая им о том, что искренне любит и ценит. Поскольку эта тема стоит особняком, мы решили представить ее в формате отдельного интервью.

– Что подвигло вас к работе гидом?

Это мой дополнительный заработок, но это нельзя назвать каждодневной работой. У меня бывают выходы и туристы – около 3-4 раз в год. У меня есть специальная лицензия, позволяющая работать в этой сфере.

 – Можно ли утверждать, что основная причина такого решения – желание заработать лишние деньги?

– Не хочу кривить душой, поэтому скажу честно – прежде всего, я ввязался в это ради заработка. Все начиналось именно с этого, но когда я уже стал работать, и у меня появились группы, у меня появился и интерес. Ведь получается, что приезжие смотрят на то, что дорого моему сердцу моими же глазами – я рассказываю им историю Вильнюса, Тракай… Моя цель как гида представить свою страну с лучшей стороны, так как многие приезжают со своими предубеждениями… Большинству нравятся мои экскурсии. Но сам я понимаю, что работать гидом каждый день точно не хотел бы.

– Почему?

– С одной стороны, конечно, было бы больше денег, но я бы не смог каждый день рассказывать одно и то же об одном и том же. Удовольствие превратилось бы в какую-то рутину. Экскурсии были бы гораздо скучнее, и туристам бы они понравились меньше. В целом я воспринимаю все это как подработку, но в то же время – это отдушина. Я очень люблю, когда туристы фотографируют то, что я им показываю, значит, они хотят запомнить то, что я говорю.

– Но ведь можно сказать, что и в школе вы ежедневно рассказываете ученикам одно и то же, но это вам не надоедает…

– Да, но здесь совсем иная специфика. Я работаю на результат – жду, когда ученики заговорят по-английски, когда они напишут все контрольные на десятки, не прибегая к списыванию, когда предмет затянет их так, что они не будут вскакивать из-за парт, услышав звонок с урока, а будут слышать и слушать только меня. До этого еще идти и идти.

“Ждать и надеяться”

Виталий Климович с грустью признает, что за последнее десятилетие статус учителя как профессии существенно сдал свои позиции. Утерян авторитет, изменилось отношение к педагогам, и это заметно на всех уровнях.

“Учитель утратил уважение в обществе – даже в глазах своих учеников, которые постоянно слышат о том, что у учителей маленькие зарплаты, а так быть не должно, поскольку педагог передает опыт прошлых поколений будущим поколениям. Школа формирует нового человека, имея очень большое влияние на развитие детей. Многое зависит от учебного заведения, преподавателя, окружения и здоровой или же нездоровой атмосферы. Последняя, безусловно, накладывает свой отпечаток на человека. Рост зарплат был бы совсем не лишним, но я понимаю, что сегодня тяжело не только нам – врачам, полицейским, пожарным не легче. В такие моменты я вспоминаю слова-квинтэссенцию романа “Граф Монте-Кристо” – “Ждать и надеяться”. Я жду и надеюсь”, – с иронией отмечает Виталий.

По его словам, авторитет учителя сегодня серьезно подточен – во многом это связано с устоявшейся системой ценностей, где материальное превалирует над духовным, а личностное над общественно важным.

“Мы живем в капиталистическом обществе, где главенствуют материальные ценности – люди хотят хорошо зарабатывать и жить богато. С давних времен я слышу расхожую фразу: человек учится, учится, но какой в этом толк. Мол, учителя учатся всю жизнь, но не могут себе позволить поехать отдохнуть в Турцию, а какой-нибудь условный удачливый двоечник сегодня стал бизнесменом и имеет целое состояние… Дети все это слышат, авторитет педагога падает, а проблема лишь усугубляется”, – говорит он.

Более того, Виталий Климович называет одной из причин упомянутой проблемы современные технологии.

“Современные технологии, вероятно, тоже пошатнули этот авторитет. Ученики часто говорят, что я не буду читать, что им проще открыть Google, Википедию, найти любую информацию в Интернете, где есть все. Говорят, что учитель обязан заинтересовать ученика, но я иногда я думаю, а почему он собственно что-то кому-то должен? Ведь человек приходит на урок не для того, чтобы его развлекали – он приходит получить знания, учитель дает ему эти знания, но этого не ценят. Вот об этом следует задуматься. К слову сказать, некоторое время назад я был в университете и в большой аудитории увидел лишь одну студентку, которая сидела с тетрадью, авторучкой и конспектировала материал. Другие же сидели с телефонами, и я очень сомневаюсь, что они что-то записывали. Я сторонник правила – рука пишет, а голова запоминает”, – отчеканил наш собеседник.

Необходимо отказаться от ряда экзаменов

Виталий приветствует политику профилирования – в 11-м классе ученики сами выбирают, на чем им следует сосредоточиться, основываясь на том, куда они хотят поступать в дальнейшем. Но в то же время он не понимает, почему в таком случае государство расширяет перечень обязательных экзаменов, требуя от всех сдавать математику и тот же английский, когда многим эти предметы не нужны.

“Зачем людям сдавать математику, когда они хотят поступить на ту специальность, которая совершенно не связана с математикой. Те, кто не склонен к математике обязаны сдавать экзамен и, очевидно, сдадут его хуже, что испортит им аттестат и общий балл, в результате чего им придется поступать на платное обучение… Не вижу здесь логики. Требовать от учеников обязательно сдавать и математику, и английский слишком жестоко. Я считаю, что обязательными должны быть только литовский государственный язык и родной язык, а дальше – на усмотрение ученика. Будущие медики должны сдавать одни экзамены, программисты – другие, художники – третьи. Не стоит ограничивать молодежь и лишать их возможности учиться бесплатно. Об этих издержках системы чиновникам Минобразования необходимо подумать очень серьезно”, – считает педагог.

Нехватка учителей – это проблема

В завершение разговора мы поинтересовались у нашего героя, легко ли мужчине влиться в преимущественно женский школьный коллектив и считает ли он проблемой то, что молодые парни редко решаются идти учительствовать.

“В целом я считаю это проблемой – педагогов-мужчин должно быть больше, так как за ними какой-то авторитет. С другой стороны, женщине нередко проще понять психологию ребенка, поскольку она как мать – может понять, почувствовать, посмотреть вглубь… Однако учитель-мужчина тоже может быть примером, особенно для старшеклассников. У всех свои трудности… Могу сказать, что в нашей школе за 19 лет сформировался очень хороший дружный коллектив – мы чувствуем себя одной семьей”, – подытожил Виталий Климович.

Денис Кишиневский
Fot. DELFI / Josvydas Elinskas

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here