“Ты плывешь и плывешь. Осознание страха пришло где-то посередине реки. Тогда я понял, что устал. (…) Тогда был страх. Но потом я собрался, сам себе сказал, что надо просто плыть из последних сил и все”, – вспоминает свой “заплыв” через Неман в Гродно Александр Ратько. Тогда актеру все же не удалось избежать задержания, но сегодня мы беседуем об этом в Вильнюсе, который стал для него новой точкой отсчета или пристанищем.

В конце прошлого года совместными усилиями театральных актеров из Беларуси, литовского драматурга Марюса Ивашкявичюса и главного режиссера Русского драматического театра Литвы Владимира Гурфинкеля был поставлен спектакль “Дыхаем разам” (“Дышим вместе”). Он посвящен событиям, произошедшим у наших соседей в августе-октябре прошлого года. Создатели спектакля на церемонии вручения “Золотого сценического креста” были награждены серьгой Бориса Даугуветиса за сочетание социальной и художественной смелости.

Одним из героев данной постановки стал в недавнем прошлом актер Гродненского театра кукол Александр Ратько, ныне, как и многие белорусы, вынужденный находиться в Литве. В рамках второго выпуска нового проекта Delfi “Коридор” Александр рассказал о своем творческом пути, о том, что для него театр, о вынужденном заплыве через Неман во время уличных акций, о мигрантском одиночестве и попытках его преодолеть на новом для себя месте, и о многом другом. Переплыть Неман, не умея плавать 23 сентября 2020 года. День инаугурации непризнанного международным сообществом Александра Лукашенко. День, который стал неким рубежом, поделившим жизнь Александра Ратько на до и после.

Белорусы, голосовавшие 9 августа против Лукашенко и уверенные в фальсификации итоговых результатов выборов, в очередной раз спонтанно собираются на улице. Родной город Александра Гродно также не был исключением. При этом сам Александр Ратько узнал об уличных акциях в последний момент. “Я просто хотел встретиться в городе со знакомой, которая мне оказывала кое-какие услуги. Я хотел отблагодарить ее. От нее собственно и узнал об акции, так как она собиралась выходить. Я еще подумал, что хрупкая девушка выйдет, а я буду сидеть дома? И тоже вышел в тот день”, – вспоминает он.

Актер вышел на улицу с БЧБ-флагом, а под конец акции спрятал его, дабы не нарваться на неприятности с милицией. В какой-то момент он случайно встречает своего давнего знакомого, с которым они долгое время не виделись. Приятели, расположившись под центральным мостом через реку Неман, решили побеседовать о происходящих событиях и о тех изменениях в жизни, которые произошли у каждого из них со времени последней встречи. Однако развернутый ранее на акции БЧБ-флаг успел привлечь внимание то ли кого-то из “тихарей” (сотрудники силовых структур в штатском, работающие в толпе демонстрантов – ред.), то ли кого-то из “неравнодушных” граждан, сообщивших в милицию о “неблагонадежных” гражданах. В результате беседу в какой-то момент прерывает внезапно появившийся микроавтобус с сотрудниками ОМОНа. “Они начинают кричать вперемежку с матом: “Стоять, никому не двигаться”. В итоге мы начали убегать”, – рассказывает Ратько.

В какой-то момент перед ним встал выбор – либо прыгать в Неман, либо сдаваться. Вспоминая зверства сотрудников милиции и ОМОНа по отношению к людям в Минске, Александр выбирает первый вариант. В конце концов он все равно был задержан, на том берегу реки. Но подвиг в данном случае заключается в том, что, не умея хорошо плавать, ему удалось переплыть Неман.

“Это был адреналин. Самое смешное, что я не умею достаточно хорошо плавать. Я практически все время плыл на спине. Это единственный вариант, который позволяет мне долго плыть. Я был в обуви, в шортах, в майке. У меня была большая поясная сумка, в которой лежали паспорт, телефон, какие-то электронные приспособления. Вместе со всем этим я нырнул в Неман. Ты плывешь и плывешь. Осознание страха пришло где-то посередине реки. Тогда я понял, что устал. Я смотрю назад, откуда начал плыть, и смотрю вперед. Понимаю, что расстояние до обоих берегов одинаковое. Тогда был страх. Но потом я собрался, сам себе сказал, что надо просто плыть из последних сил и все. Когда я вышел на берег, стоявшие там люди говорили: “Парень, убегай! За тобой едет микроавтобус”. Но я уже просто еле стоял на ногах. Я держался за какую-то траву и говорил им, что просто еле стою и не могу бежать”, – делиться своими эмоциями Александр, вспоминая в деталях тот день.

Как уже отмечалось, Александр Ратько в тот день все равно был задержан. Дело в том, что силовики оставили несколько бойцов ОМОНа на том берегу, с которого актер бросился в Неман, а сам микроавтобус отправился на противоположный, где он и был принят. “Положили в бусе, поставили на меня ноги. Сначала сказали заткнуться, чтобы я вообще молчал. Потом начали задавать какие-то простые вопросы, пытались разблокировать мой телефон, чтобы посмотреть какие телеграмм-каналы человек читает и с кем переписывается. Но у них не получилось, поскольку телефон до этого был в реке, чему я в принципе был рад и даже самодовольно ухмыльнулся, находясь в положении лицом вниз”, – теперь уже не без улыбки вспоминает Александр. В отличие от многих белорусов ему повезло. В отношении него был составлен протокол, после чего его отправили в камеру на трое суток. Однако он не подвергался ни пыткам, ни избиениям в эти дни. В скором времени в соответствии с составленным протоколом должен был состояться суд. Но материалы дела поступили с опозданием, и в итоге судья не стал рассматривать протокол в связи с истечением сроков давности.

“Дыхаем разам”: создать спектакль за 27 дней

После того эпизода Александр уже попал “на карандаш” милиции и спецслужб. Однако первый его визит в Вильнюс состоялся спустя почти 2 месяца, 18 ноября прошлого года. И был он связан непосредственно с его творческой деятельностью. “Мне написал мой хороший друг, отличный и талантливый режиссер Александр Янушкевич. Он сказал, что есть такая идея – создать спектакль по событиям в Беларуси. А собирается заняться этим проектом Владимир Львович (Гурфинкель, главный режиссер Русского драматического театра Литвы – ред.). Александр Янушкевич связал меня с Владимиром Львовичем, мы поговорили обсудили какие-то вопросы, он поинтересовался о моей жизни, обо мне, о творчестве, занятиях, предпочтениях. И он сказал, что я подхожу. Я ему рассказал историю своего задержания, о том, как я переплывал Неман. Была собрана команда из белорусских артистов. При этом не все они находились в Беларуси – кто-то летел из Киева, кто-то из Москвы, но часть команды была из Беларуси. Мы приехали в Вильнюс 18 ноября”, – рассказывает Александр.

Вся сложность, а вместе с тем и интересный вызов, состояли в том, что полноценный спектакль с нуля только что приехавшим артистам нужно было создать за 27 дней. По словам Александра, все, кто имеют хоть какое-то отношение к театру, понимают, что за такое время такие вещи не создаются. Тем не менее, артистам под руководством опытного режиссера и драматурга удалось сделать почти невозможное.

“Спектакль был построен на документальных свидетельствах самих артистов. То есть, все, что было связано с нами – непосредственно с событиями политическими, либо с событиями жизненными. Все проходило в таком ключе, что первую неделю у нас были встречи с литовским драматургом Марюсом Ивашкявичюсом. Мы давали сначала общие интервью. Мы садились на сцене, ставилась камера, диктофоны, это все включалось. Были какие-то вопросы, от которых мы отталкивались и все, мы просто развивали тему и высказывались на нее. Режиссеры и Марюс Ивашкявичюс задавали вопросы, а мы просто высказывались на них. Потом материал перерабатывался драматургом, и из этого уже писалась пьеса. Затем были индивидуальные интервью с каждым, от 2 до 3 часов. Каждое это интервью нужно было переработать и из видео и аудио материала перевести в текстовый формат. Это мы делали сами, но нам еще помогали актеры из Русского драматического театра Вильнюса. Потом из всего этого Марюс Ивашкявичюс писал пьесу. Она писалась на ходу, и на ходу мы осуществляли постановку на сцене. Он давал нам какую-то готовую сцену, и уже режиссеры работали с нами. Мы разводили какие-то мизансцены, решали, как это реализовать в сценическом пространстве. Так было, что был такой момент, когда Марюс сказал: “Отпустите ребят, пусть передохнут. Потому что и я не смогу вам дать следующие сцены. Мне тоже надо отдохнуть”. То есть, буквально он писал днем и ночью, утром давал материал, и мы работали”, – в подробностях описывает процесс Александр.

Основная тематика спектакля – это политические события августа, сентября и других месяцев прошлого года в Беларуси. Но есть еще одна тема, которую драматург Марюс Ивашкявичюс вычленил и показал, – это тема насилия. Она никогда на высоком уровне в Беларуси не обсуждалась: ни в обществе, ни между политиками. Начиная от домашнего насилия и доходя до государственного насилия и террора. И уже находясь в Вильнюсе не один месяц, Александр приводит на эту тему один простой жизненный пример:

“Ты можешь идти в Беларуси по улице, увидеть сотрудников милиции на своем пути и перейти на другую сторону дороги. Это устоявшееся мнение у многих людей. Потому что ты изначально относишься к этим людям как к бандитам, преступникам, которые могут в отношении тебя совершить какой-то акт и просто так арестовать.

А здесь в Литве со мной был случай. Я переходил дорогу в неположенном месте, и меня остановили сотрудники литовской полиции. Они попросили документы, но у меня их не было с собой. Тогда они сказали: “Возможно есть какие-то другие документы либо фото документов в телефоне?”. У меня как раз было фото паспорта. Они проверили по базе данных, убедились, что за мной нет каких-либо нарушений до этого. И самый главный фактор здесь – это человеческое отношение. Помимо выполнения своих формальных обязательств, они спросили у меня и у моего товарища: “Как ваши дела? Что у вас там в Беларуси происходит? То есть, если бы такая ситуация произошла со мной в Беларуси, никто бы из сотрудников милиции этого не сделал. Они там, как роботы: проговаривают какие-то дежурные фразы, а любое отклонение влево или вправо это сразу расстрел. Поэтому это 2 большие разницы между тем обществом и обществом здесь”.

Вильнюс и мигрантское одиночество

Окончательный переезд в Вильнюс у Александра произошел 22 февраля 2021 года. При поддержке белорусской организации “Наш дом”, находящейся здесь, он попал под программу “Творческая стипендия”. Однако творчеством в первые месяцы особо заниматься не удавалось в связи с жестким карантином, действовавшим на тот момент в стране. С учетом того, что Александр со школьной скамьи мечтал играть в театре и всю сознательную жизнь с тех пор занимался либо непосредственно этим, либо какой-то смежной деятельностью, это время на новом месте давалось для него слишком тяжело. Недаром в разговоре со мной он нередко затрагивает тему мигрантского одиночества.

“В данный момент это одна из самых больных тем для меня. Я как никогда ощущаю то, что мне не хватает родных, близких, друзей. Мне не хватает той обстановки, мне не хватает тех мест, тех локаций, где я был в Беларуси. Понятно, что это общее суждение, которое всем известно, что как только ты перестаешь иметь тесный контакт с людьми, ты начинаешь по ним скучать. Со мной в принципе так и происходит и очень усиленно”, – объясняет он.

И даже ощущение того, что в данный момент ты находишься в полной безопасности, не способно сильно повлиять на состояние души Александра. “Кажется, что я нахожусь в Вильнюсе, в прекрасном городе свободной страны. В городе с отличными архитектурными памятниками. Я живу в центре старого города, у меня нет каких-то проблем, которые могли бы быть в Беларуси. Вот пожалуйста – выходи наслаждайся городом, смотри архитектуру, посещай театры, музеи. НО! Это не приносит той радости, которая могла бы быть. Это не приносит какого-то удовольствия. И ты не можешь на этом сосредоточиться, потому что внутри какая-то пустота и одиночество. Я могу рассказать на примере одного дня. Я просыпаюсь и мне тяжело заставить выйти себя из квартиры. Когда я выхожу в город, становится легче… Но вдвойне тяжелее от мысли, что тебе вновь надо будет возвращаться в пустую квартиру, где нет какого-то родного человека, нет привычного круга друзей и знакомых”, – с грустью рассказывает актер.

Тем не менее, он пытается преодолевать это состояние. И здесь прекрасными помощниками выступает его новое окружение. “Мне очень повезло с моим соседом здесь в Вильнюсе. С прекрасными соседями Гедиминасом и его девушкой. Это творческая пара. По образованию они графические дизайнеры, а по жизни – 2 талантливых художника в обширном понимании этого слова. Потому что Гедиминас – мультипликатор. И он поставил спектакль, за который получил золотой сценический крест. Сейчас со своей девушкой они написали сценарий полного метра для съемок кинофильма”, – говорит Александр.

Знакомство с соседями привело его к занятиям музыкой, в чем он также находит отдушину. Дело в том, что во время ужина с Гедиминасом и его девушкой он познакомился с их другом, известным музыкантом Денисом Зуевым, который в 2017 году в составе одной из музыкальных групп представлял Литву на международном конкурсе “Евровидение“. “Он мне предложил поиграть вместе с ним, помузицировать. Это прекрасная возможность для меня, чтобы отвлечься от одиночества. Мы договариваемся с ним, он приезжает ко мне, и мы играем на гитарах его музыку”, – рассказывает о своем новом знакомом Александр Ратько.

Беларусь будущего

По традиции всем героям проекта “Коридор” мы задаем один общий вопрос: при каких условиях они бы вернулись, и какой они видят Беларусь будущего? Приводим полный ответ и размышления Александра Ратько на эту тему: “Для всех белорусов, кто был вынужден покинуть страну, первое и самое важное условие возвращения – это безопасность. Когда каждый будет знать, что вернувшись, не будет посажен, не будет убит, не будет подвергнут насилию. Ну и конечно же, хочется вернуться в страну, где будет другая политическая система. А если говорить глобально об образе Беларуси будущего, то я бы очень хотел, чтобы это была страна, из которой не уезжают, а в которую приезжают. Ведь сейчас белорусы вынуждены уезжать не только по политическим причинам, но и по экономическим. Уезжать в более развитые страны, зарабатывать и таким образом жить и выживать. А я бы хотел, чтобы смотрели на нашу страну, приезжали в нее и работали в ней”.

RU.DELFI.LT
Фот. RU.DELFI.LT
Дмитрий Семенов

Leave a Reply