Рецепт вынужденного мигранта: две культуры, два мира, несколько языков: взболтать, но не смешивать

С самых первых моментов, с самого первого автобуса, который нас забрал во Львове и привёз прямую в Литву, я чувствовала поддержку: всё здесь было организовано так, чтобы мы потратили как можно меньше сил и нервов, и смогли здесь адаптироваться. Найти возможность учиться, работать или просто пересидеть какое-то время, перевести дух и принять новое решение. етям моим язык дался намного проще, впрочем, они и английский знают лучше меня. Литовский у них был в школе. Им дали с азов, и сейчас тоже в украинской школе у них есть литовский… Сказать, что они целиком внедрились в литовскую культуру нельзя, потому что они попали в среду, где общение больше русскоязычное и сейчас украиноязычное общение. Друзья у них тоже разговаривают на 2 языках и те литовцы, с которыми мы беседовали, те, у которых жили, тоже с нами общались на русском – так было легче общаться со мной. Тем не менее, детям это не помешало изучить уже на данный момент и литовский язык намного лучше, чем я.

Как соединить творчество с языком цифр и построить бизнес с душой

С Мариной из Ужгорода мы поговорили о том, сложно ли начать свое дело и идти по непроторенной дороге, как поддерживать свое дело на плаву в условиях войны. Марина рассказала, с какими подводными камнями столкнулась в Украине и в Литве. Традиционно мы обсудили проблему русского языка в Украине до и после войны и особенности адаптации в Литве.

Агния: протестовала против Лукашенко, бежала в Украину, после нападения России на Украину, приехала в Литву

«Я бежала от ОМОНа, но, видимо не так быстро я бегаю, надо было бегом заниматься, – говорит Агния, маркетолог с 12-летним стажем. Агния бежала из Беларуси в Украину, отсидев до этого в тюрьме 15 суток. «В некоторых камерах было так, что 15 человек на койку-место», – рассказывает наша героиня. В Беларуси была директором беларуского издания kyky.org и the Village Belarus. Сейчас Агния активно изучает и практикует психотерапию.

Алексей: “я пошел служить в литовскую армию, потому что не хочу, чтобы и в Литву пришел русский мир”

Алексей, украинец, в Литву вместе с родителями он бежал в 2014 году, когда Россия впервые напала на Украину, а пророссийские сепаратисты оккупировали его родное село. Сегодня Алексей, младший рядовой, Литва стала его второй Родиной, молодой мужчина служит в литовской армии, в инженерном батальоне имени Юозаса Виткуса.

Анна из Киева: бежала в Литву из Киева, решилась начать свой бизнес

Наша новая героиня, смелая и предприимчивая Анна Скуридина, автор модного бренда. Анна рассказала о том, как украинцам удается вести бизнес во время войны, о свободе языка и мире между людьми. Литва приняла Анну с душой, в литовцах наша гостья нашла открытость, понимание и невероятную поддержку украинского народа. Мы говорили про стиль, про разницу между Украиной и Литвой и обнаружили, что люди в Киеве одеваются ярче и раскованнее, в Литве же мода минималистична, экологична и практична.

Анна, айтишница из Полтавы: я бы хотела сказать Литве и ее жителям – большое спасибо за заботу о нас, украинцах

Анна Федоркова, украинка, айтишница из Полтавы бежала от войны в Литву. С Анной мы говорим о том, насколько легко или сложно оказалось найти общий язык с литовскими коллегами, о жизни в Литве и о том, как война повлияла на ее отношение к русским. Давайте читать и слушать историю Анны.

Александра из Киева – о людях с особыми потребностями и жизни в Литве

Александра в Украине работала в общественной организации “Родина для осіб з інвалідністю” – сообщество семей, которые помогают и поддерживают друг друга во всех сферах жизни.

Анастасия Костенко: художница из Киева – Литва принимает Украину с открытой душой

Но вот относительно Ирпеня и Бучи, я, честно говоря, долгое время я вообще не могла говорить даже по-русски. Я не знаю, что там происходит, я не знаю, что показывают по телевизору или как мозг промывают, но даже те люди, с которыми мы очень давно общались очень тепло, не верят, что идет война. Я говорю: ребята у нас война, я могу в окно могу БТР сфотографировать у меня под домом стоит. А мне отвечают: да ладно, ты с интернета взяла… Я не смогу простить, простить такое невозможно. Но, я считаю, говорить и открывать глаза людям необходимо, что они начинали думать. Пусть даже через такие вопросы: экология, искусство. Ведь война — это не только человеческая катастрофа, это еще и экологическая катастрофа.

Нийоле Адамовичюте: ограниченные возможности не ограничивают жизнь

Знаю, что много кому кажется, что, если человек с ограниченными способностями, значит он ничего не умеет и ни на что, неспособен. Так часто бывает. Со стороны учителей – когда, например педагог думает, что вот этот вот ребенок с ограниченными способностями, ничего не сможет делать. Такого ребенка усаживают где-нибудь в уголок и стараются не замечать.