Юрий Журавович: польский патриотизм у нас в крови

Большинство поляков Беларуси проживает в западных регионах страны, которые в межвоенное время входили в состав Польши. Поэтому о поляках восточной Беларуси обычно знают гораздо меньше. Об исторических судьбах и сегодняшнем дне поляков Могилевщины InBaltic беседует с Юрием Журавовичем, директором «Польского дома» в Могилеве и многолетним председателем Могилевского городского отдела Союза поляков Беларуси.

С чего начиналась и что из себя сегодня представляет общественно-культурная жизнь могилевских поляков?

В конце 1980-х гг. я жил в Минске и общался с польской интеллигенцией белорусской столицы. Эти люди меня подтолкнули к тому, чтобы заняться общественной деятельностью. Вернувшись в Могилев в 1991 г., я по минскому образу и подобию создавал польскую организацию здесь. Никто мне не указывал и все делалось методом собственных проб и ошибок. При этом, если на западе Беларуси польское движение развивалось достаточно интенсивно, то в Могилеве таких условий просто не было. Нужно понимать, что мы здесь находимся на периферии. «Польский дом» в Могилеве создавался как клуб любителей польского языка и культуры, коим сегодня он и является. По этой причине наши двери открыты, и мы опираемся на тех людей, кому это действительно надо. Конечно, есть люди, которые с нами постоянно. Но мы не смотрим на отчетность, а просто живем и функционируем, несмотря на ограниченность в возможностях. Если же брать статистику, то в Могилеве во время последней переписи поляками записались 595 человек, а по области эта цифра составляет почти 1800. Наиболее компактное место проживания поляков на Могилевщине сконцентрировано вокруг деревни Фащевка в Шкловском районе. Это 6 католических деревень, где люди до сих пор помнят о своих корнях.

Когда и как поляки появились на Могилевщине?

На Могилевщине были довольно крупные имения шляхты, которая являлась носителем и проводником польской культуры и языка. Самым ярким примером является усадьба Булгаков в Жиличах. Организация деятельности этих имений требовала привлечения специалистов, а также способствовала миграции, в том числе с земель современных Литвы и Латвии. Однако, после антироссийского восстания 1863-64 гг. крупные шляхетские имения практически исчезли. В целом, на этих территориях когда-то жило до 10-13% людей, которые использовали польский язык. При этом вопрос их национальности кажется вторичным. И если внимательно присмотреться, то многие топонимы Могилевщины сами говорят о происхождении их жителей. Например, недалеко от трассы Могилев – Бобруйск в Кировском районе есть деревня Виленка, которая называется так же, как и река в столице Литвы.

Интересно, что некоторые из сельских поселений являлись «ближними» ссылками после восстаний (как Радомля в Чаусском районе). Довольно большую волну переселения составляли беженцы во время Первой мировой войны. При этом, мало кто помнит, что в 1920-х гг. советские власти активно использовали в том числе и польский язык в продвижении своей политики среди населения Могилевщины. Ну а самую последнюю волну миграции можно отнести уже к советскому времени, когда на восток Беларуси приехало довольно много поляков с Гродненщины.

Вы увидели наш текст, видео репортаж или подкаст, и он вам понравился? Прекрасно, в таком случае мы приглашаем вас подписаться на новости и обновления нашего сайта. Сделать это очень просто, вам достаточно ввести в форму адрес вашей электронной почты.
Благодарим за подписку!

Что примечательного в «польском» наследии самого Могилева?

Пожалуй, в первую очередь следует сказать о католическом кладбище (известном как «польское»), достаточно уникальном для восточной Беларуси. Ряд эпитафий на могилах выполнены на том польском языке, на котором в самой Польше не говорят уже более 200 лет. Да и сами надгробия являются довольно интересными. Они в основном принадлежат нескольким родственным семьям – Цехановецким, Жуковским, Войнич-Сеножецким. Некоторые из памятников делались в Варшаве известными скульпторами. Были случаи, когда останки людей везлись сюда из Варшавы или Петербурга. Могилевская шляхта могла себе это позволить и держалась друг за друга.

К сожалению, многие памятники утеряны безвозвратно. Тем не менее, более 27 лет наших усилий не прошли даром и нам своими руками удалось восстанавить те памятники, которые реально было восстановить. Но, к сожалению, в 2015 году в Лондоне умер профессор Анджей Цехановецкий, последний представитель своего рода. Мы потеряли свое «лобби» и больше нам рассчитывать не на кого. Многим объектам необходим ремонт, что сопряжено с серьезным научным подходом и деньгами. Да, когда-то даже приезжали реставраторы и делали сметы, но на этом все заканчивалось. В этом, пожалуй, и заключается трагедия «польского» кладбища в Могилеве.

В чем тогда выражается поддержка могилевских поляков со стороны Польши?

Еще в начале 1990-х один из высокопоставленных польских дипломатов мне сказал, что Могилев – это не Вильно, Львов или Гродно, поэтому мы никогда не могли рассчитывать на приоритетное внимание со стороны Польши. Когда-то нам что-то перепадало через Гродно, но на сегодняшний день мы сами по себе. Мы находимся на самофинансировании, сами платим налоги, планируем собственные мероприятия и развиваемся. Конечно, здесь абсолютно другая специфика, чем в том же Гродне, где только в самом городе живет почти 65 тысяч поляков. А нам только до одной границы ехать более 500 км. В свое время Польша нам помогла построить «Польский дом». Спасибо и на этом!

А что Вы можете сказать об отношениях с белорусскими властями?

С местными властями особых проблем у нас нет. Я бы сказал, что мы с ними существуем параллельно. Там, где возможно получить их помощь или поддержку, мы с ними сотрудничаем. В свое время после многочисленных наших просьб они решили проблему с «Польским домом», передав его нам. Кроме того, долгие годы мы сотрудничаем с ними по увековечению памяти битвы под Ленино. А с властями в Минске мы практически не пересекаемся.

Вы увидели наш текст, видео репортаж или подкаст, и он вам понравился? Прекрасно, в таком случае мы приглашаем вас подписаться на новости и обновления нашего сайта. Сделать это очень просто, вам достаточно ввести в форму адрес вашей электронной почты.
Благодарим за подписку!

В 2005 году в Союзе поляков Беларуси оформился раскол, который до сих пор влияет на отношения Варшавы и Минска. Как конфликт отразился на поляках Могилева?

Эта проблема возникла гораздо раньше. Команда, которая создавала Союз поляков Беларуси, сделала поистине огромную работу. Первый председатель организации Тадеуш Гавин и его заместитель Тадеуш Малевич помогали мне. Но в определенный момент, когда Гавин решил уйти, оказалось, что не было подготовлено преемственности курса. В результате механизм выборов был запущен и в 2000 г. во главе Союза поляков оказался Тадеуш Кручковский, человек очень амбициозный и не воспринимающий критики, который своими действиями нанес большой вред Союзу поляков и польскому движению в Беларуси. Кручковский разбивал команду и в Союзе начался процесс брожения. Нам не было безразлично то, что происходит внутри организации, но основные решения принимались в Гродне. Мы поднимали данный вопрос перед Анджеем Бучаком, тогдашним польским консулом в Минске, но слышали в ответ, что это – внутреннее дело Союза поляков. Мы говорили с председателем польского Сената Лонгином Пастусяком и его заместителем Рышардом Яжембовским, но тоже безрезультатно. А потом в 2005 г. рвануло…

Почему мы находимся в составе того Союза поляков, который Польша не признает? Ответ простой – чтобы «Польский дом» мог действовать, он должен находиться в правовом поле Республики Беларусь. Кто-то поступил иначе. Здание «Польского дома» в Могилеве было выкуплено, а в Витебске оно находилось в аренде на 99 лет. Они прекратили свою деятельность и вынесли все. Впоследствии здание у них было изъято за долги. Конечно, можно было договориться и пытаться вести диалог. В результате этого конфликта «Польские дома» просто умирают. Возможно, нам в Беларуси не надо было делать централизованный Союз поляков, а создать конфедерацию польских организаций как на Украине. Наверно, тогда бы проблема не была такой острой.

Как в Могилеве обстоят дела со знанием польского языка и его изучением?

Всегда находились люди, которым польский язык был нужен. Но большая часть местных поляков на польском языке уже не говорит. Сейчас ситуация немножко изменилась. Многим польский язык необходим для работы или учебы в Польше. Поэтому польский язык стал более престижным и количество жителей Могилева, знающих его, растет. Мы здесь в «Польском доме» стараемся поддерживать язык в общении между собой.

У нас действует общественная школа по изучению польского языка, в которой работают 4 преподавателя. Она функционирует уже более 27 лет и на сегодня охватывает примерно 250 учащихся. Мы начинаем с 6-7 лет и дети школьного возраста обучаются у нас бесплатно.

Каким Вам представляется будущее поляков на Могилевщине?

В первую очередь, польскую культуру в нашем регионе сохранили семьи. Костел движется в своем направлении, но само наличие богослужений на польском языке имеет очень важное значение. Обучение польскому языку, которое мы организуем, также даст возможность удержать на определенном уровне знание языка.

Ошибка, произошедшая в 2005 г., должна быть исправлена, поскольку она в первую очередь негативно сказалась на поляках восточной Беларуси. Если польским властям не безразличны те остатки польскости, которые здесь есть, то их еще можно удержать. Пройдет еще некоторое время и эта культура, память и традиции могут бесследно исчезнуть вместе с людьми, которые являются их носителями. А местных поляков не нужно учить патриотизму, поскольку он у нас в крови.

Вы увидели наш текст, видео репортаж или подкаст, и он вам понравился? Прекрасно, в таком случае мы приглашаем вас подписаться на новости и обновления нашего сайта. Сделать это очень просто, вам достаточно ввести в форму адрес вашей электронной почты.
Благодарим за подписку!

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here