13 января в Литве является Днем защитников свободы. В этом году была отмечена уже тридцатая годовщина кровавых событий января 1991 года, когда Москва силой пыталась удержать Литву в составе Советского Союза. Необходимо напомнить, что 13 января 1991 года советские войска штурмовали телебашню и здание телецентра в Вильнюсе. В результате погибло 14 мирных жителей, которые живым щитом встали на защиту этих объектов. В ту же ночь чудом удалось избежать штурма здания Верховного совета Литвы. Считается, что Москва не решилась на этот шаг, осознав, что это привело бы лишь к большим жертвам среди мирного населения.

События в Вильнюсе были попыткой задушить независимость республики, декларацию о восстановлении которой Верховный совет Литвы принял 11 марта 1990 года.

Москва изначально заняла оборонительную позицию и развязала настоящую пропагандистскую войну против Вильнюса сразу после упомянутых трагических событий. Правда, казалось, что уже к концу 1991 в этой истории удалось расставить все точки над «i». Этому во многом способствовала и тогдашняя свободная пресса — не только в Литве, но и в России. Тем печальнее, что тридцать лет спустя Москва окончательно вернулась к советским нарративам, обильно приправив их и новыми «находками».

Этот текст не претендует на всеобъемлющий анализ информационных атак против Литвы в связи с тридцатой годовщиной событий 13 января, однако позволяет обратить внимание на некоторые информационные выпады в отношении исторической памяти.

Публикации на тему 13 января на прошлой неделе сыпались из таких источников как Sputnik и Baltnews как из рога изобилия. Сразу же необходимо упомянуть для тех, кто на знает — корнями оба издания уходят в одно и то же РИА «Россия сегодня». Это несколько лет назад успешно выяснили коллеги из Латвии. До этого момента тот же Baltnews пытался прикидываться «независимым изданием», дистанцируясь от откровенно прокремлевского Sputnik.

Многие нарративы, которые распространяет кремлевская пропаганда относительно событий 13 января 1991 года в Вильнюсе — хорошо известно. В первую очередь, это миф о том, что «свои стреляли в своих». Согласно этому мифу, мирные граждане погибли в Вильнюсе от рук неких неизвестных снайперов, связанных с «Саюдисом» – национальным движением за независимость. Этот миф был введен в обиход Москвой для того, чтобы оправдать действия советской армии. При этом игнорируется факт, что часть жертв событий 13 января были раздавлены тяжелой военной техникой, применявшейся агрессором. Так, например, погибла Лорета Асанавичюте.

В годовщину событий кремлевская пропаганда решила несколько расширить свой привычный нарратив. Несколько новым стало утверждение, что за событиями в Вильнюсе «стояло ЦРУ». Раньше «всю вину» Москва валила на «литовских националистов». Соответственно были смещены и некоторые акценты. Например, в интервью Baltnews бывший активный член коммунистической партии Литвы, один из инициаторов событий января 1991 года Юозас Ермалавичюс заявил, что во всем были виноваты «американский фашисты» (!), целью которых было разрушение Советского Союза. Упомянутое интервью в целом довольно интересное чтиво как с точки зрения вопроса адекватности собеседника, так и с точки зрения профессиональных журналистских стандартов.

В Москве с пропагандисткими целями также была организована выставка «Тридцать лет с момента событий января 1991 года в Вильнюсе. Правда и мифы», целью которой было пролить свет на «правду» о вильнюсских событий 1991 года. На этой выставке, судя по публикации Sputnik, можно было услышать схожие утверждения. Именно здесь «доказывалось», что за событиями в Вильнюсе стояли «агенты ЦРУ». Были даже названы некоторые имена — в частности, Эндрю Эйва.

Впрочем, московская сенсация больше похожа на пустой звук. Эндрю Эйва реальный человек, отставной американский военный, потомок выходцев из Литвы (его дед — литовский генерал межвоенного времени Казимерас Ладыга). Эйва приехал в Литву по собственной инициативе, он помогал организовать защиту здания Верховного совета республики на случай штурма парламента советскими военными. В Литве эта информация общеизвестна.

Забавно, но в той же публикации ответственность за события в Вильнюсе возлагаются и на профессора Джина Шарпа. Забавность состоит в том, что Шарп является широко известным идеологом ненасильственного сопротивления. Можно даже согласиться с тем, что его идеи повлияли на литовское движение за независимость, так называемую «Поющую революцию» в странах Балтии и т. д. Правда, как сюда вписать «боевиков «Саюдиса», которыми бредит кремлевская пропаганда — вопрос сложный. Кремль как всегда непоследователен в своей дезинформации и не может ответить на вопрос, так кто же стоял за «литовскими националистами» – Шарп с его ненасильственным сопротивлением, или же «агенты ЦРУ» обучающие «националистов» делать коктейли Молотова.

В людом случае, данный новый нюанс нарратива вписывается в установку кремлевской пропаганды, рисующие США основным и единственным онтологическим противником России (а все остальные — лишь марионетки коварного Вашингтона). Этот нарравти также вписывает события 1991 года в Вильнюсе в парадигму более позднего пропагандистского мифа о «цветных революциях» и «коварстве Запада».

Однако стоит порадоваться и тому, что в годовщину 13 января русскоязычное информационное пространство было наполнено не только возрождаемыми и модернизированными пропагандистскими мифами. Не смотря на то, что с момента событий прошло три десятка лет, память о них еще жива. Есть немало свидетелей тех трагических дней. Существуют фотографии и видеозаписи, публикации и т. д. Во многом по этим причинам те же попытки кремлевской пропаганды вернуться к советским нарративам и интерпретациям вильнюсских событий напоминают Сизифов труд. Камень их лжи достаточно легко катится с горы.

Если же говорить о наиболее интересных качественных публикациях, для которых историческая правда важна, стоит упомянуть большой материал российского издания «The Insider», в котором представлены свидетельства непосредственных участников событий. Придерживаясь принципа объективности, «The Insider» взял комментарий и у разыскиваемого литовскими правоохранительными органами руководителя штурма вильнюсской телебашни и телецентра в 1991 году Михаила Головатова (он руководил группой спецназа КГБ «Альфа»). Его свидетельство обладает своей особой ценностью, поскольку случайно уличает и кремлевскую пропаганду, и самого Головатова во лжи. В частности, повторяя все утверждения о загадочных снайперах (правда, не очень уверенно) Головатов объясняет, что целью штурма было «обеспечить вещание на русском языке», которое, по его словам, в Литве было прервано. При этом, в том же материале «The Insider» есть свидетельство русскоязычной литовской журналистки Нины Мацкевич, в котором прямо говорится о том, что информация в тот исторический момент свободно распространялась как на литовском, так и на русском языках. Сама Мацкевич во время январских событий работала в русской службе Литовского радио, а также в русскоязычной газете «Саюдиса» «Согласие».

Острую и точную оценку событиям 13 января 1991 года в своей колонке для «Deutsche Welle» дал российский журналист Константин Эггерт. По его словам, это была ночь, «когда СССР приговорил себя к смерти».

А вот «Новая газета — Балтия» нашла по иной, но не менее интересный ракурс при взгляде на события 13 января 1991 года: в публикации, появившейся в годовщину событий, о памятной дате рассуждают представители нового поколения литовских русских.

Специально для inBaltic,

Виктор Денисенко

Leave a Reply