О венгерском политическом эгоизме

Камнем преткновения остается украинский закон об образовании.

 

21 марта на одном из сайтов появилась статья под названием «Как Венгрия стала инструментом внешней политики Кремля». Суть текста сводится к тому, что действия венгерских властей, направленные на блокирование евроатлантической интеграции Украины, никак не помогает закарпатским венграм и при этом ослабляет как весь евроатлантический блок, так и позицию Венгрии в нем, играя на руку России. Несмотря на кажущуюся логичность такого вывода, авторы в значительной ступени смешивают причины и итоги такой ситуации.

Следует подчеркнуть, что такие действия Венгрии явились лишь ответной мерой на принятый Украиной новый закон об образовании, который в значительной мере повлиял на ситуацию венгерского меньшинства. В отношении венгерского меньшинства в Украине следует отметить три аспекта. Во-первых, можно говорить о довольно «слабой включенности данной группы в украиноязычное образовательно-культурное пространство», что во многом связано с многолетним равнодушием украинских госучреждений в сфере образования, а также дефицитом кадров, методических рекомендаций и образовательных программ, которые бы учитывали потребности данной группы. Во-вторых, данный закон был принят без должного всеобъемлющего обсуждения со всеми заинтересованными сторонами и не учел регионального контекста Закарпатья. Во-третьих, заключение Венецианской комиссии по украинскому закону об образовании подтверждает возможность получения полного цикла образования в Украине хотя бы частично на венгерском языке. Тем не менее, получение среднего и высшего образования на венгерском языке в Украине будет возможно не потому, что это один из языков меньшинства, а поскольку этот язык — один из официальных в Европейском Союзе. Данное положение само по себе довольно аллогично, поскольку автохтонный для Закарпатья венгерский язык выводится на один уровень с такими языками как мальтийский, португальский или голландский.

Поэтому для венгров Закарпатья в целом крайне удобно придерживаться старых раскладов, сложившихся в регионе за более чем два десятилетия украинской независимости, вместо неопределенности, которую могут нести реформы постмайданных властей. Именно это в этом и кроется причина заявлений об ограничении прав представителей венгерского меньшинства в Украине. Иначе говоря, данный процесс имеет свои истоки в Закарпатье и никак не связан с Кремлем и его политикой в отношении Крыма и Донбасса. Поэтому, ситуация других этнических групп Украины интересует Будапешт лишь в той степени, в какой они или их этнически родственные государства могут быть союзниками для интересов как этнических венгров в Закарпатье, так и венгерского государства.

В отношении недавних нападений на здание Общество венгерской культуры в Ужгороде и «руки Москвы» в данном вопросе, вряд ли можно говорить о каком-то противоречии в действиях венгерских властей. С одной стороны, заявления о необходимости наблюдательной миссии ОБСЕ в Закарпатье действительно являются преувеличением. С другой стороны, украинские власти не смогли эффективно предотвратить подобного рода провокации на своей территории, что угрожает безопасности не только закарпатских венгров, но и всему украинскому обществу. Однако, поскольку Будапешт интересует лишь собственное меньшинство в Закарпатье, а на Донбассе функционирует миссия ОБСЕ, то можно ожидать, что именно ее венгерские власти будут рассматривать в качестве ролевой модели.

Говоря о конкретных действиях Будапешта, можно впомнить, что в феврале было заблокировано заседание комиссии НАТО-Украина на уровне министров обороны. Однако здесь логика Будапешта, опять же, вряд ли выходит за рамки собственных интересов. Иначе говоря, если Венгрия имеет возможность вето, то она ей пользуется для достижения собственных целей, тем более, что именно действия Украины создали эту ситуацию.

По большому счету, вряд ли стоит искать «руку Москвы» в действиях правительства Орбана и тем более говорить о том, что Венгрия стала инструментом политики Кремля. Во-первых, Будапешт не признал аннексию Крыма Россией. Кроме того, Венгрия присоединится к антироссийским мерам в ответ на отравление Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании и вышлет из страны одного российского дипломата. Во-вторых, в отличие от многих стран региона, которые Россия рассматривает как часть «русского мира», Венгрия может позволить себе более тесное экономическое сотрудничество с Кремлем без непосредственной угрозы собственной безопасности. В-третьих, возникшие проблемы были вызваны действиями Украины, а венгерские власти лишь довольно жестко отреагировали на них. В-четвертых, вряд ли можно ожидать иного выбора от правительства Орбана, когда встал вопрос между закрепленной в конституции защитой интересов венгерского меньшинства в Украине и неким абстрактным евроатлантическим будущим данной страны, тем более что у Венгрии есть возможность влияния на Украину, пока та не стала полноценным членом евроатлантических структур.

Кирилл Касцян

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here