В Литве все больше и больше людей без работы

Безработица в Литве выросла до 12,1%, увеличился и спрос на рабочую силу. По данным на 1 июля, в целом в стране было зарегистрировано 208,1 тыс. лиц без работы – на 69,6 тыс. больше, чем год назад и на 4,4 тыс. больше, чем в начале июня этого года. В июне в службу занятости обратились 28 тыс. безработных – на 31,4% больше, чем в мае.

Мигрант из Узбекистана: в Литве хорошо, но скучаю по родным

“Люди везде хорошие были: и в России, и здесь, в Литве. Но здесь в Литве нет проблем с полицией. Тут нам все документы сделали как положено, получил вид на жительство в миграции и все хорошо. А в России неважно – нормальные у тебя документы или нет, ты всегда виноват перед полицией. Так что тут безопаснее и денег больше платят”.

Истории Вильнюса: темные тайны площади Лукишкес

Лукишки как отдельный пригород, а не часть Вильнюса, упоминаются уже с XV века, когда здесь обосновалось множество приглашенных в Литву Витаутасом Великим татар. Здесь у них даже была своя мечеть. Как плoщадь Лукишки сформировались в XIX веке. Здесь проводились построения и учения русской армии, позже действовал рынок. Проходила здесь и ярмарка Казюкаса.

Литва: жемайты последние язычники Европы

Литовцы, как и любой другой народ, это сплав различных этнических групп. Литовцы стали литовцами в результате объединения таких балтийских племен, как литвы, аукштайты, дзуки, занавики, капсы, скальвы, ятвяги, жемайты. Жемайты (или жемайтицы, они же жмудь) – племя легендарное: это последние язычники Европы. И они до сих пор хранят свои традиции и свою историю. Наш репортаж из самого сердца Жемайтии.

Inga Kreivėnaitė: Wielu Romom podczas kwarantanny brakło pieniędzy na żywność

Ludziom naprawdę zaczęło brakować żywności, nie mieli możliwości ją nabyć. Proszę wyobrazić: izolacja w domu, matka, ojciec i sześciorga, siedmiorga dzieci. Dzieci nie mają co zjeść, w normalnych warunkach mogły zjeść bezpłatny obiad w szkole. Teraz na bezpłatny obiad liczyć nie ma co, pieniędzy na jedzenie zaczyna brakować. Zwróciliśmy się o pomóc do „Banku Żywności” i dostarczaliśmy Romom produkty spożywcze.

Марк Борковски, врач скорой помощи: во время карантина пьяные не слушались, не носили масок, специально на нас кашляли

Мы заметили, что было больше чем обычно вызовов к пьяным людям. Были случаи, что пьяные или подвыпившие люди нас не слушали, не одевали маски или наоборот специально на нас кашляли. Было и так: например, человеку сделали тест, тест показал COVID-19, мы приехали, а пациент убежал. Тогда приходилось вызывать полицию, чтобы найти беглеца.

Айсте Улубей: период карантина был очень тяжелым для мигрантов и их семей

Семьям, которые мигрировали в Литву с детьми приходится нелегко. Самая тяжелая ситуация у одиноких женщин, которые приехали в Литву вместе с детьми. Нужно прилагать дополнительные усилия для интеграции, появляются вызовы, связанные с учебой. С другой стороны, тем семьям в которых несколько или больше детей, тоже приходится нелегко, но и здесь нужно понимать, что, например мигрантам из Беларуси или Украины интегрироваться в общество намного легче, чем для многодетной семьи крестьян из Сирии.

Стела Римова: Коронавирус угроза онкобольным

Как пандемия коронавируса и карантин повлияли на твою жизнь?

В самом начале моей болезни, когда у меня было депрессивное состояние я закрылась в себе и сидела дома. Я не хотела ни с кем ни общаться, ни выходить. Карантин из-за коронавируса напомнил мне то время, мне сейчас снова никуда не хочется идти, не хочется ничего организовывать, но я понимаю, что так не должно быть, надо снова возвращаться в социальную жизнь.

Anna Złotkowska: „Wileńszczyzna Jest Kobietą”, bez względu na wiek czy narodowość

Początkowym pomysłem było zjednoczenie kobiet polskojęzycznych, ale już od pierwszego spotkania wyszło na jaw, że chcą do nas się dołączyć i Rosjanki, i Litwinki, i kobiety innych narodowości. Z czego ogromnie się cieszę. Zwykle pomiędzy sobą rozmawiamy po polsku, nie mamy jednak kłopotu z tym, żeby błyskawicznie przejść na język litewski czy rosyjski.

Анна Голубь: в Литве я чувствую себя свободной

В Литве многое иначе чем в Украине, мне лично кажется, что это обуславливают исторические факторы. Все-таки Литва находилась под оккупацией Советского Союза гораздо меньше времени, чем Украина и поэтому здесь сохранилось гораздо больше национального самосознания, чем в Украине. Часть Украины, в которой я прожила, находилась под советской оккупацией семьдесят лет и за это время Советы смогли причинить ей и ее жителям огромный вред в ментальном смысле.