“Попутчики” из Висагинаса в Вильнюс: как выучить литовский в “самом русском” городе и не остаться в тени ядерных реакторов

Социальная отчужденность и неравенство – одна из самых болезненных проблем современной Литвы. Вслед за массовым оттоком населения за рубеж, который сотрясал страну долгие годы, сегодня перед государством встал новый вызов – внутренняя миграция. Ежегодно тысячи людей стекаются в столицу, покидая города и села.

“Выжившие” – клайпедская история: “Карантин нас ранил, но не убил. Работаем, ищем новые формы”

Цикл статей “Выжившие”, посвященный литовским предпринимателям – изобретательным людям с коммерческой жилкой, которые наперекор вирусу и карантинам, не предаются меланхолии. Они приспосабливаются к ситуации, меняют профиль и ищут новые формы. Один из таких оптимистов – бизнесмен из Клайпеды Евгений Соколов, директор небольшой фирмы по обслуживанию мероприятий Gera nuotaika, глава Клайпедской ассоциации предприятий по организации досуга. Не секрет, что отрасль, в которой задействован наш герой, возможно, больше всех пострадала от пандемии – коронавирус украл у нас праздники. Мы поговорили с Евгением о том, как он выживает в условиях карантина.

Zoom за разум. Учитель Римантас: карантин прошел, как полярная ночь

Учитель литовского из Виленского края рассказал о том, с какими проблемами сталкиваются и какими льготами пользуются польские дети при изучении государственного языка, почему отличники не хотят становиться учителями и как из-за карантина ему пришлось делать перепланировку в своей квартире.

“Для кого кризис, а для кого – окно возможностей “: как мигрант из Украины создал бизнес в Литве, который устоял во время локдаунов

“Люди, привыкайте жить в такой ситуации. Да, может быть все, но я уверен в своих силах и в том, что найду, чем заняться. (…) Для кого-то кризис, а для кого-то – окно возможностей”, – о своем отношении к пандемии, повторяющимся карантинам и ведению бизнеса в таких условиях говорит предприниматель из Украины Алексей Яроцкий. Пять лет назад он рискнул открыть свое дело в Литве, развил его и практически без потерь пережил два карантина.