Путин и тоска по империи

К вопросу одного юридически безграмотного высказывания.

 

Послание Владимира Путина Федеральному Собранию 1 марта 2018 г. вызвало широкий резонанс не только потому что явилось по сути предвыборной речью российского лидера накануне его очередного переизбрания, но и из-за необычной концентрации в нем агрессивно-милитаристской риторики.

Возвращаясь к этой речи уместно остановиться на одном из, по моему мнению, ключевых его посылов. Говоря о последствиях распада СССР, Путин заявил, что «Россия, которая в советское время называлась Советским Союзом, – за границей её так и называли, Советская Россия, – если говорить о наших национальных границах, утратила 23,8 процента территории».

Вполне понятно, что отношение к советскому прошлому зависит от различных факторов, однако, по меньшей мере странно было слышать такие формулировки от выпускника юридического факультета Ленинградского госуниверситета.

Можно как угодно воспринимать систему государственного устройства СССР, а также то, каким образом те или иные государства оказались в его составе. Так, страны Балтии однозначно рассматривают этот исторический период как оккупацию. Отношения между другими советскими республиками и Москвой тоже не всегда были простыми. Однако даже в советском законодательстве довольно четко были прописаны права республик и разделение полномочий между ними и союзным центром.

Уже из самого названия страны следовало, что это — Союз, а Российская СФСР являлась лишь одной из республик в его составе. Кроме того, во всех союзных конституциях говорилось о формальном равноправии союзных республик и о возможности их свободного выхода из состава Союза ССР. При этом, следует подчеркнуть, что в процессе распада СССР тактика и аргументация тех или иных союзных республик могла отличаться. Особенно это касалось стран Балтии, которые оценивали собственное прибывание в составе Союза как насильственное и незаконное.

Отмечу и то, что при всех различиях ни одна из бывших союзных республик не имела проблем с международным признанием в рамках существовавших на момент распада СССР границ.

Казалось бы, выше упомянуты очевидные истины по поводу государственного устройства Советского Союза. Конечно, именно Россия исполняла в СССР главную роль, она же «сплотила» (зачастую используя силу, обман и геополитические манипуляции) все республики вместе, являясь не только центральной и самой большой по территории и населению составляющей Союза ССР. Тем не менее, очевидно, что союзные территории вне границ РСФСР не являлись «Советской Россией», а в результате распада СССР Россия не утратила 23,8 процента территории, поскольку эти части СССР не являлись территорией РСФСР.

Таким образом, на лицо очевидная подмена исторических фактов со стороны Кремля, вложенная в уста Путина. При этом, она является целиком сознательной, поскольку подозревать кремлевских политтехнологов в незнании очевидных фактов нельзя. Такая трактовка распада СССР несет различные смыслы для внутреннего и внешнего потребителей. Напомним, что ту часть послания Путина, где упоминалась такая трактовка распада СССР, относилась к условному военному блоку. Поэтому внутреннему пользователю был адресован патриотическо-мобилизационный посыл, в условиях «вставания с колен». Внешний же пользователь в первую очередь должен был обратить внимание на то, как Путин трактует территорию 14 суверенных государств, включая страны Балтии. Здесь речь идет не столько о «традиционном» восприятии постсоветского пространства в качестве зоны естественного геополитического влияния России, но об определенной десоветизации государственического мышления руководства Кремля и включении в него определенных элементов, характерных для досоветской российской государственности в формате империи.

Как ни странно, именно этот тренд, заданный Путиным подтвердил и предстоятель РПЦ Владимир Гундяев. Все началось с, казалось бы, безобидной фразы болгарского президента Румена Радева во время торжественной речи, посвященной дню освобождения Болгарии от османского господства. Радев напомнил, что «на полях сражений русско-турецкой освободительной войны погибли воины разных национальностей: русские, румыны, финны, украинцы, белорусы, поляки, литовцы, сербы и черногорцы» и что Болгария чтит их всех как своих героев. Гундяева, в свою очередь, огорчило то, что «наравне с Россией, оказывается, ту же самую роль в освобождении Болгарии играли Польша, Литва, Финляндия». Поэтому он высказал пожелание, чтобы «эта историософия ушла из политического обихода Болгарии», поскольку «никакой политкорректностью нельзя оправдать ложную историческую интерпретацию».

И заявление Путина, и высказывание Гундяева лишь в очередной раз демонстрирует, насколько виртуозно Кремль и РПЦ переключаются между гражданским, этническим и конфессиональным подходами для оправдания тех или иных своих действий и навязывания собственной мифологии цивилизационного национализма другим странам.

Кирилл Касцян

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here